Великая Отечественная война в литературе

Сталинград: 200 дней мужества и стойкости

 

Нажмите для просмотра

 

Сталинград:

200 дней мужества и стойкости

Обзор литературы

 

(17 июля 1942 года - 2 февраля 1943 года)

Сталинградская битва одна из крупнейших в истории по размаху, напряженности и последствиям. В результате 200 дней тяжелейших боев нацистской Германии был нанесен колоссальный военный, экономический, политический и морально-психологический ущерб.

По характеру боевых действий Сталинградская битва делится на два периода: оборонительный, продолжавшийся с 17 июля по 18 ноября 1942 года, целью которого была оборона города Сталинграда (с 1961 года — Волгоград),  и наступательный, начавшийся 19 ноября 1942 года и завершившийся 2 февраля 1943 года разгромом действовавшей на сталинградском направлении группировки немецко-фашистских войск.

В июле 1942 года передовые части вермахта обошли Сталинград с севера и прорвались к Волге. Немцы планировали быстро захватить город и таким образом перерезать главную транспортную артерию страны. По Волге доставлялась нефть из Грозного и Баку для заправки самолетов, танков, автомобилей.

Немецко-фашистские  войска значительно превосходили советские:

6-я полевая немецкая армия14 дивизий, 270 000 человек, 3000 орудий и минометов, 500 танков, 1 200 самолетов;

Сталинградский фронт12 дивизий, 160 000 человек, 2200 орудий и минометов, 400 танков, 454 самолета.

По самому городу был нанесён сокрушительный удар с воздуха. Большая часть домов Сталинграда была разрушена, в один день погибли более 90 тыс. мирных жителей. Оставшиеся гибли на переправах: баржи с беженцами немецкая артиллерия обстреливала днём и ночью.

Командование 62-й армией в Сталинграде принял Василий Чуйков и прямо заявил солдатам: «За Волгой для нас земли нет!».  Чтобы показать серьезность своих намерений, генерал перенёс штаб армии к передовым позициям. От блиндажа командарма до немцев было всего несколько метров.

Битва развернулась на огромной территории площадью около 100 тысяч квадратных километров при протяженности фронта от 400 до 850  километров. В руинах города много месяцев подряд продолжались жестокие бои. Мужество сталинградцев не имело себе равных. Фронта как такового не было, бои шли за лестничные пролёты в зданиях, комнаты. Один из полковников докладывал Чуйкову  по телефону о ходе сражения за здание хлебного элеватора: «Обстановка изменилась. Раньше мы находились наверху, а немцы – на первом этаже. Сейчас мы выбили немцев снизу, но они проникли наверх».

Четырехэтажный дом в центре города группа солдат под руководством старшего сержанта Павлова и лейтенанта Афанасьева обороняла 58 дней – дольше, чем сопротивлялась Франция. «Дом Павлова» стал символом героической обороны Сталинграда.

К ноябрю 1942 года советские войска удерживали лишь узкую полоску земли вдоль Волги. В дивизиях армии Чуйкова оставалось по 500-700 человек вместо первоначальных 10 тысяч. Казалось, вермахту осталось лишь последнее усилие, чтобы сбросить защитников Сталинграда в воду.

Но Красная Армия к тому времени уже заканчивала последние приготовления к мощному наступлению под названием операция «Уран».   Разработкой наступательной операции занимался маршал Жуков. Неожиданный удар был нацелен на уязвимые фланги Сталинградской группировки противника, которые прикрывали румынские дивизии – наименее стойкие среди всех немецких союзников.

Наступление началось 19 ноября 1942 года. 19 ноября войска Юго-Западного фронта под командованием генерала Н.Ф. Ватутина и Донского фронта под командованием генерала К.К. Рокоссовского перешли в наступление. Им удалось окружить противника, несмотря на сопротивление. В ходе наступления были разгромлены и попали в плен пять румынских дивизий, но основной «улов» был значительно больше – в сталинградском «котле» оказалась вся немецкая 6-я армия и часть 4-й танковой, всего 30 000 вражеских солдат и офицеров.

В течение недели с 23-го ноября усилия советских войск были направлены на укрепление блокады вокруг врага. С целью снятия этой блокады немецким командованием была сформирована группа армий «Дон» (командующий - генерал-фельдмаршал Манштейн), однако и она была разгромлена.

Уничтожение 6-й армии генерала Паулюса оказалось непростой операцией  и растянулось более чем на два месяца. Гитлер пообещал Паулюсу, что 6-й армии все необходимые боеприпасы и продукты питания смогут доставлять транспортные самолеты. Но сообщение по «воздушному мосту» удалось разрушить.  К тому же советские истребители охотились на гружёные и неповоротливые «Юнкерсы» и «Хейнкели», по главному транспортному аэродрому противника был нанесён удар танковым корпусом, в результате чего удалось уничтожить 300 немецких самолетов.

Кольцо вокруг 6-й армии сжималось всё сильней. Советское командование предъявило окруженным частям ультиматум. Понимая безнадежность своего положения, 2 февраля 1943 г. остатки 6-й армии в Сталинграде сдались в плен. Из всей группировки к тому времени в живых оставалось 90 000 солдат – в основном раненых, обмороженных, много дней не евших и почти потерявших человеческий облик.

По целям, размаху и напряженности боевых действий Сталинградская битва превзошла все предшествующие ей сражения мировой истории.

За 200 дней боев немецкая армия потеряла убитыми и ранеными более 1,5 млн. человек.

Победа в Сталинградской битве имела для СССР огромное международное и военно-политическое значение. Она наметила коренной перелом в ходе Второй мировой войны и вызвала замешательство в странах гитлеровской коалиции.

Литература

Битва за Сталинград. – Волгоград. Н.-Волж. Кн. изд., 1970. – 616 с.

Эта книга о легендарном подвиге советских людей в дни героической Сталинградской битвы. Её авторы – видные полководцы и военачальники, политработники, герои боев, сталинградцы, оставшиеся на боевом посту.

Бишоп, К., Макнаб, К.

Вторая мировая война. Судьбоносные военные операции. – М.: АСТ, 2014. – 383 с.

В книге представлена самая достоверная информация и уникальные малоизвестные подробности ключевых операций, определивших ход Второй мировой войны.

Яркие и наглядные карты и комментарии специалистов помогут заглянуть за кулисы крупнейших битв войны, определившей дальнейшее развитие всего мира в ХХ веке.

Ванюков, Д.А., Гнусарьков, А.А.

         Великая Отечественная война. – М.: ООО ТД «Изд-во Мир книги», 2007. – 240 с.

Великая Отечественная война. Похоронки, страдания, голод и массовый героизм советских людей на фронте и в тылу. С первых часов войны стало ясно, что план «молниеносной войны» против Советов гитлеровскому командованию придется пересматривать.

         О трудностях первых месяцев войны, о важнейших битвах, изменивших ход войны, победоносном взятии Берлина и последующем восстановлении страны рассказывает эта книга.

Венок славы. Антология художественных произведений о Великой Отечественной войне. В 12-ти т. Т. 4. Сталинградская битва /Сост. А. Корнеев. – М.: Современник, 1987. – 654 с.

         В четвертом томе антологии представлены произведения, отразившие крупнейшее событие Великой Отечественной войны – Сталинградскую битву.

         Великая битва на Волге стала началом коренного перелома в войне, оказала большое влияние на развитие движения Сопротивления на территории государств, оккупированных фашистскими захватчиками.

Лубченков, Ю.Н.

         100 великих сражений Второй мировой /Ю.Н. Лубченков. – М.: Вече, 2010. – 480 с.

         Книга известного военного историка Ю.Н. Лубченкова рассказывает о самых великих сражениях Второй мировой. Показаны успехи и неудачи как стран антигитлеровской коалиции, так и держав «оси».

Мединский, В.Р.

         Военная история России: учеб. Пособие для общеобразоват. организаций /В. Р. Мединский, М.Ю. Мягков, Ю.А. Никифоров. – М.: Просвещение, 2017. – 381 с.

         Эта книга адресована учащимся среднего и старшего школьного возраста, и тем, кто всерьез подумывает о профессии военного, и тем кто просто интересуется историей нашей страны. На её страницах история военного дела  в России, развитие нашей армии, вооружений и техники предстают в увлекательной, яркой, запоминающейся форме. Рассказ о важнейших сражениях, выдающихся полководцах, героях, не жалевших жизни ради защиты Родины, сопровождается большим количеством красочных иллюстраций.

Мединский, В.Р.

         Война. Мифы СССР, 1939-1945. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2015. – 704 с.

         «Читайте. Думайте. Спорьте», - призывает аннотация к книге В.Р. Мединского. Сама книга содержит для этого огромный и интереснейший материал. Книга прочитывается на одном дыхании. А потом действительно хочется обсудить, поспорить, что-то добавить.

Ортенберг, Д.И.

         Год 1942.Рассказ-хроника. – М.: Политиздат, 1988. – 462 с.

         Рассказ-хроника, написанный по страницам газеты «Красная звезда» её главным редактором в годы войны, - это правдивое повествование о героических и трагических событиях одного года Великой Отечественной.

         В книгу включено немало новых, ранее неизвестных материалов о прославленных полководцах.

Сталинградская битва. От обороны к наступлению /Сост. А.М. Соколов. – М.: АСТ, 2014. – 478 с.

         Что стало основными причинами сокрушительного поражения немецких войск под Сталинградом? Каковы реальные цифры потерь? Какова была численность живой силы и техники, участвовавших в сражении с обеих сторон?  В чем состоял вклад советской пропаганды в победу под Сталинградом? Авторы книги на основе материалов военных архивов и новейших статистических сведений дают ответы на эти и многие другие вопросы.

Эти книги вы найдете в отделе «Юность» ЦГБ, ул. Московская,18.

 

Блокада Ленинграда: 900 героических дней

 

Нажмите для просмотра

 

Блокада Ленинграда: 900 героических дней

Обзор литературы

 

(8 сентября 1941 – 27 января 1944)

         В летописи Великой Отечественной войны оборона Ленинграда относится к наиболее выдающимся событиям. Нельзя переоценить ее военно-стратегического, политического и морально-психологического значения в общей героической борьбе советского народа против фашистской агрессии.

Почти два с половиной года (а точнее, 872 дня) защитники города на Неве сдерживали натиск врага. Войска Ленинградского и Волховского фронтов, моряки Краснознаменного Балтийского флота и жители-ленинградцы в невероятно трудных условиях проявляли несгибаемую волю и легендарное мужество.

8 сентября 1941 года город был окружен. В блокаде оказался город с почти 3-миллионным гражданским населением. Каждый день Ленинград подвергался артиллерийским обстрелам и каждую ночь – воздушным налетам. Блокада грозила еще более страшной трагедией – голодом. Потому что остались только два пути сообщения с городом: по Ладожскому озеру и по воздуху. К тому же под бомбами погибли большие запасы продовольствия, в частности Бадаевские продовольственные склады.

С 20 ноября 1941 года были установлены самые низкие нормы выдачи хлеба по карточкам: рабочим и инженерно-техническим работникам – 250 граммов, служащим, иждивенцам и детям – 125 граммов. Частям первой линии и боевым кораблям – 500 граммов. Началась массовая гибель населения. В декабре 1941 года умерли 53 тыс. человек, в январе 1942 – более 100 тысяч, в феврале – более 100 тысяч, в марте – более 95 тыс. человек.

 

Никого не оставят равнодушными страницы дневника маленькой Тани Савичевой: «Бабушка умерла 25 янв. …Дядя Леша 10 мая… Мама 13 мая в 7.30 утра… Умерли все. Осталась одна Таня».

Всего в Ленинграде за время блокады погибло по разным оценкам от 800 тысяч до 1,2 миллиона человек. Горе пришло в каждую семью.  На глазах у матерей и отцов умирали их сыновья и дочери, дети оставались без родителей.

Спасением для сотен тысяч осажденных стала «Дорога жизни» - проложенная по льду Ладожского озера трасса, по которой с 21 ноября 1941 года в город доставляли продовольствие, боеприпасы, а из города эвакуировали гражданское население, главным образом женщин и детей.

Всего за период блокады из Ленинграда вывезли 1,3 миллиона человек – единственный в истории случай эвакуации такого огромного числа жителей из осажденного города. Для транспортировки нефтепродуктов по дну Ладожского озера проложили трубопровод.

В первую блокадную зиму ледовая дорога работала 152 дня. За это время было перевезено 361 тыс. тонн различных грузов, в том числе 262,5 тыс. тонн продовольствия.

         Несмотря на тяжелейшее положение, жители города участвовали в его обороне. Люди работали на предприятиях, выпускали боеприпасы.  Обессиленные голодом, тяжело больные рабочие выполняли срочные фронтовые задания, ремонтировали корабли, танки и артиллерию. Сотрудники Всесоюзного института растениеводства сохранили ценнейшую коллекцию зерновых культур. Зимой 1941 года 28 сотрудников института умерли от голода, но ни один ящик с зерном не был вскрыт.

Действовали школы, больницы, не закрывались театры. Дети и подростки работали наравне со взрослыми, обучались тушить сброшенные бомбы. Немало жизней спасли 10-12 летние мальчишки и девчонки.

         А 9 августа 1942 года в осажденном городе состоялась премьера 7-й симфонии Шостаковича, которую впоследствии назовут «Ленинградской». Симфония транслировалась по радио, а также по громкоговорителям городской сети. В великой музыке нашло своё отражение объединяющее начало: вера в победу над врагом, безграничная любовь к своему городу и стране, как жителей города так и его защитников.

Беспримерное самопожертвование простых ленинградцев не просто помогло им отстоять любимый город. Оно показало всему миру, где находится предел возможностей фашистской Германии и её союзников. И в материальном, и в духовном плане блокированный город не был одинок в своей борьбе. Взоры всего советского народа, всех свободолюбивых людей планеты были прикованы к его героической обороне.

Советскими войсками были предприняты четыре неудачные попытки разорвать вражеское кольцо. И только в январе 1943 года, когда основные силы вермахта были стянуты к Сталинграду, блокада была частично прорвана (операция «Искра»).

 Началась эвакуация населения. Первыми вывозили женщин, детей, больных, стариков. Весной 1942 г., когда стало немного легче, ленинградцы начали очищать, убирать город. Нормы выдачи хлеба увеличились.

После прорыва блокады осада Ленинграда вражескими войсками и флотом продолжалась до января 1944 года. В январе — феврале 1944 года советские войска провели Ленинградско-Новгородскую операцию, в результате которой противник был отброшен на 220 — 280  километров от южных рубежей города.

27 января отмечается День полного снятия блокады Ленинграда.

В день снятия блокады Ленинграда в городе осталось в 5 раз меньше людей, всего 560 тыс. жителей.

Ленинград выстоял, несмотря на большие разрушения и жертвы.

Оборона Ленинграда имела огромное военно-стратегическое, политическое и моральное значение. Защитники города оттянули на себя крупные силы немецко-фашистских войск и финской армии. Гитлеровское командование лишилось возможности  маневра стратегическими резервами, переброски войск на другие направления. Особое значение это имело в критический период битвы под Москвой осенью 1941 года.

Подвиг защитников Ленинграда вдохновлял армию и страну, снискал им глубокое уважение и признательность антигитлеровской коалиции.

В 1942 году советское правительство учредило медаль «За оборону Ленинграда», которой были удостоены около 1,5 миллионов защитников города. Эта медаль и сегодня считается одной из самых почетных наград Великой Отечественной.

Литература

Адамович, А.М., Гранин, Д.А.

         Блокадная книга. – М.: Изд-во РАГС, 2005. – 608 с.

«Блокадная книга» - документальное повествование о беспримерном подвиге осажденного фашистами Ленинграда, о мужестве и героизме его жителей, сумевших выстоять в нечеловеческих условиях блокады, переживших страшный голод, страдания, смерть близких, но сохранивших, несмотря ни на что, человеческое достоинство и отстоявших свой город.

         Книга основана на дневниках и рассказах ленинградцев-блокадников.

Ванюков, Д.А., Гнусарьков, А.А.

         Великая Отечественная война. – М.: ООО ТД «Изд-во Мир книги», 2007. – 240 с.

Великая Отечественная война. Похоронки, страдания, голод и массовый героизм советских людей на фронте и в тылу. С первых часов войны стало ясно, что план «молниеносной войны» против Советов гитлеровскому командованию придется пересматривать.

         О трудностях первых месяцев войны, о важнейших битвах, изменивших ход войны, победоносном взятии Берлина и последующем восстановлении страны рассказывает эта книга.

Венок славы. Антология художественных произведений о Великой Отечественной войне. В 12-ти т. Т. 3. Подвиг Ленинграда /Сост. П. Карелин. – М.: Современник, 1987. – 606 с.

В книге представлены произведения прозы, поэзии и художественной публицистики о героической обороне Ленинграда и разгроме фашистских войск на Неве. Эти произведения создавались  большей частью в обстановке вражеской блокады  и носят неповторимый отпечаток тех огненных лет.

Антология смогла вместить в свой состав только фрагменты всего богатства литературы о ленинградской битве. Тем не менее в них воплотились достоинства лучших книг о войне – широта охвата картин блокады, искренность и правдивость повествования, многообразие имен. Творческих манер и стилей.

Дети военной поры /Сост. Э. Максимова. – М.: Политиздат, 1988. – 320 с.

         Война обрушилась на детей так же, как и на взрослых, - бомбами, голодом, холодом, разлуками. Но и в эти годы дети были первой заботой народа. Выживут они – выживет страна, ее история, идеалы, будущее.

         О том, как вели себя дети в тяжелейших ситуациях, как боролись с врагом, трудились в тылу, о том, как соединялись семьи, о трудных поисках и удивительных встречах через десятки лет рассказывается в этой книге известными писателями и журналистами.

 

Мединский, В.Р.

         Военная история России: учеб. Пособие для общеобразоват. организаций /В. Р. Мединский, М.Ю. Мягков, Ю.А. Никифоров. – М.: Просвещение, 2017. – 381 с.

         Эта книга адресована учащимся среднего и старшего школьного возраста, и тем, кто всерьез подумывает о профессии военного, и тем кто просто интересуется историей нашей страны. На её страницах история военного дела  в России, развитие нашей армии, вооружений и техники предстают в увлекательной, яркой, запоминающейся форме. Рассказ о важнейших сражениях, выдающихся полководцах, героях, не жалевших жизни ради защиты Родины, сопровождается большим количеством красочных иллюстраций.

Музы вели в бой. Деятели литературы и искусства в годы Великой Отечественной войны / Сост. С. Красильщик. – М.: АПН, 1985. – 343 с.

Представленные в сборнике материалы – проза и поэзия, газетные очерки и корреспонденции Совинформбюро, воспоминания и документы объединены одной темой. Эта тема: Великая Отечественная война. Долгими трудными дорогами шел советский народ к Великой Победе. И в эту Победу большой вклад внесли деятели литературы и искусства.

Островский, В.П.

         27 января 1944 /Предисл. А.М. Самсонова. – М.: Мол. гвардия, 1984. – 143 с.

         27 января 1944 года – день полного снятия блокады Ленинграда.  В книге ленинградского историка, написанной с привлечением богатого исторического материала, рассказывается о героической обороне города, мужестве и самоотверженности ленинградцев, явивших всему миру пример стойкости духа и крепости характера советского человека.

Сухачев, М.П.

         Дети блокады: повесть /Михаил Сухачев. – М.: Дет.лит., 2015. – 268 с.

         В повести Михаила Сухачева рассказывается о детях блокадного Ленинграда. Герои книги – Витя Стогов и его друзья, - тушили  на чердаках зажигательные бомбы, ловили сигнальщиков-диверсантов, помогали людям выстоять. Любовь к Родине, стойкость, мужество, самоотверженность – вот главные черты этих ребят, благодаря которым они выдержали нечеловеческие испытания.

Фролов, М.И.

         Блокада, Битва за Ленинград. Мифы. Легенды. Реальность.  – М.: АСТ, 2014. – 316 с.

         Известный историк на базе огромного количества российских и немецких архивов и исследований, а также собственного военного опыта, воссоздал полную и яркую картину битвы за Ленинград и блокады Ленинграда со всей е сложностью, многоплановостью и драматизмом. Новые подходы и нетрадиционные источники позволили автору уточнить число жертв блокады, в том числе погибших во время эвакуации. А также выявить долгосрочное воздействие блокады на здоровье переживших её людей и их потомков.

Яров, С.В.

         Повседневная жизнь блокадного Ленинграда. – М.: Молодая гвардия, 2014. – 313 с.

         Эта книга – рассказ о том, как пытались выжить люди в осажденном Ленинграде, какие страдания они испытывали, какую цену заплатили за то, чтобы спасать своих близких. Автор, доктор исторических наук, профессор РГПУ им. А.И. Герцена и Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергей Викторович Яров, на основании сотен источников, в том числе и неопубликованных, воссоздает картины повседневной жизни ленинградцев во время блокады, которая во многом отличается от той, что мы знали раньше. Её подробности своей жестокостью могут ошеломить читателей, но не говорить о них нельзя – только тогда мы сможем понять, что значило оставаться человеком, оказывать помощь другим и делиться куском хлеба в «смертное время».

Эти книги вы найдете в отделе «Юность» ЦГБ, ул. Московская,18.

        

 

 

Бойн Дж. Мальчик в полосатой пижаме

 

Нажмите для просмотра

Нацизм глазами ребенка

Роман Джона Бойна «Мальчик в полосатой пижаме»

«Конечно, все случилось очень давно

 и никогда больше не повторится.

 Ни в наши дни и ни в нашем веке».

 (Дж. Бойн)

 

         Тема нацизма и концлагерей, пожалуй, самая «нехудожественная», нелитературная. Слишком страшно и неподвластно разуму осмысление того, что происходило в годы Второй мировой войны в Освенциме, Дахау, Майданеке и других лагерях смерти. На сегодняшний день собраны тысячи свидетельств, документальных фактов, фотографий бесчеловечных преступлений против русского, украинского, белорусского, польского, еврейского и других народов, гибели миллионов людей. Трудно облечь в художественное слово то, о чем можно только скорбно молчать...

         Почему же писатели обращаются к этой теме снова и снова? По убеждению немецкого писателя и философа Б. Шлинка, «слои нашей жизни так тесно покоятся друг на друге, что на более поздних этапах нам всегда встречается то, что уже было раньше, не как что-то изжившее себя и негодное. Но как что-то современное и живое»  [2, 38]. Печальное подтверждение тому – современный неонацизм, попытки реабилитировать фашизм в разных странах, марши ветеранов СС в Прибалтике, агрессивный национализм на Украине, близкий к фашизму. На наших глазах происходит переписывание истории, смещаются координаты добра и зла.

         Идея нацизма примитивна в своей основе: один народ превосходит другой уже по праву рождения, вне зависимости от личных качеств и достижений. И на основе этой договоренности происходит маркировка: «белый/черный», «друг/враг». Так, в Германии после прихода Гитлера к власти евреи оказались в гетто, были обязаны носить на рукавах унизительные повязки со звездой, а позднее были отправлены в концлагеря и подлежали уничтожению.

         Как можно было допустить такое? Разве не очевидна опасность теории и практики нацизма? Как уберечь детей от губительной политики взрослых? Этими вопросами задается в романе «Мальчик в полосатой пижаме» (2006) ирландский писатель Джон Бойн. Автор использует интересный прием воссоздания ситуации изнутри благодаря несобственно-прямой речи ребенка. В книге сохраняется только один временной план повествования, мы «растем» вместе с Бруно: восемь, девять, десять лет... герою романа не суждено стать взрослым: трагический исход его жизни предопределен. Наделив мальчика прекрасной душой, автор вовлекает его в водоворот истории (1942-1944), конфликт ценностей отцов и детей.

         По сюжету романа Бруно с родителями и сестрой переезжает из прекрасного берлинского дома в неуютную местность «Аж-Высь» (Аушвиц, или Освенцим) в связи с отцовским повышением по службе. И хотя ему твердят, что это особая милость и «у фурора на отца большие планы», Бруно не покидает мысль, что тот в чем-то провинился и «совершил большую ошибку». Открытый, наблюдательный, тонко чувствующий ребенок, он ощущает себя в новом доме как в тюрьме. Из окна своей комнаты Бруно видит странную картину: «параллельно дому тянулась мощная ограда из проволоки, изгибаясь с обеих сторон и уходя куда-то вдаль, так далеко, что невозможно было различить, где она заканчивается. Ограда была очень высокой, даже выше, чем дом, и держалась на деревянных столбах, напоминавших телеграфные. Поверху она была утыкана огромными мотками колючей проволоки, закрученной в спирали. <...> За оградой травы не было, и вообще никакой зелени и на обозримом пространстве не наблюдалось... ничего, кроме низеньких домишек, каких-то длинных строений, похожих на склад, и нескольких зданий с печными трубами в отдалении» [1, 47]. Образ колючей проволоки лейтмотивный: она пролегла между прошлым и настоящим Бруно, она насильственно разделила людей на своих и чужих, людей и «нелюдей»; это черта, за которой кончается жизнь. Бруно каждый раз становится «очень холодно и страшно» при одном взгляде в ту сторону. Холодом веет и от военных, пришедших в их дом оттуда. Их сопровождает также неприятный запах, который лейтенант Котлер заливает одеколоном так, что Бруно старается «не стоять с подветренной стороны, рискуя упасть в обморок».

         Передавая точку зрения ребенка, автор достиг еще одной важной цели: сближения времен. Как и Бруно, современные мальчишки, к счастью, мало что знают о концлагерях и понимают мир в привычных координатах детства. А Бруно, по выражению его матери, типичный мальчик и ведет себя соответственно возрасту. Рассуждения о лагере современных школьников и Бруно могли бы быть похожи: сначала казалось, что это деревня, тогда где же домашние животные? Город? Но где рынки, улицы, высокие дома? Большое количество людей сбивало с толку: игра, репетиция?

«Всюду, куда ни бросишь взгляд, были люди – большие, маленькие, старые, молодые, - и все они странно передвигались... Перед домишками отирались горстки людей, они разговаривали друг с другом, но смотрели себе под ноги, словно играли в какую-то игру и не желали, чтобы их застукали за этим занятием...» [1, 53]. 

Игра и реальность органично сосуществуют в мире детства. Через мотив игры раскрывается образ главного героя. Детские забавы, театральные представления с переодеваниями в доме бабушки, когда его наряжали «то принцем, то арабским шейхом, а однажды даже римским гладиатором», - счастливые воспоминания о прежней жизни. Бруно мечтает стать путешественником-исследователем, и наблюдение за людьми на новом месте – часть этой игры.

Его старшая сестра Гретель играет в куклы. Их в комнате очень много, и они строго смотрят на входящего брата. Сестра обучает их правилам поведения и ругает за беспорядок. Но так же высокомерно, как с куклами, папина любимица обращается со служанкой Марией, которую сам Бруно считает членом семьи. От сестры же он впервые слышит презрительное «евреи» по отношению к слуге Павлу и людям за колючей проволокой.

Взрослые в доме тоже как будто ведут двойную игру. За недомолвками, закрытыми дверями скрывается страшная тайна о работе отца. После берлинского визита Гитлера в их дом всем, даже детям, велено называть отца «господин комендант». Пытаясь смирится с ситуацией, мать уговаривает Бруно «сохранять хорошую мину при плохой игре». Единственная, кто прямо говорит отцу о том, что он «заигрался», это бабушка. Узнав о новой должности сына, она ссорится с ним и хлопает дверью: «Я вот думаю, Ральф, - сказала она, - где я допустила ошибку? Неужто всему виной спектакли, которые я заставила тебя играть в детстве? И вот теперь ты предпочел вырядиться марионеткой, которую дергают за веревочки?.. Расхаживаешь тут в своей форме, словно она добавляет тебе достоинства и славы. И тебе безразлично, что она на самом деле означает. Что за ней кроется»[1, 123]. Офицеры в одинаковой форме действительно напоминают Бруно оловянных солдатиков, а исковерканное мальчиков слово «фурор» семантически сближается с «фурия», что подчеркивает зловещий характер взрослых игр.

По ту сторону колючей проволоки – люди, тоже одетые одинаково, их арестантские робы и матерчатые шапочки Бруно окрестил пижамами и удивлялся: неужели им не хочется переодеться? Желая разузнать о них побольше, он осмелился обратиться у отцу.

«- Ах, эти. – Отец взмахнул рукой и коротко улыбнулся. – Эти люди... Видишь ли, Бруно, они не люди вовсе. – Такого поворота Бруно никак не ожидал и совершенно не мог взять в толк, что отец имеет в виду.

- Разве? – вымолвил он.

- По крайней мере, не в нашем понимании, - продолжал отец. – Но тебя их присутствие не должно беспокоить. К тебе они не имеют никакого отношения. И ничего общего с тобой у них нет и не может быть» [1, 75].

Отец учит Бруно «помалкивать и выполнять приказы», и своим главным достоинством он считает покорность авторитету, привитую с детства. Он нанимает детям учителя, запрещающего свободно выражать свои мысли, читать любимые книги, кроме учебников истории и географии. Как известно, в нацистской Германии резко снизились требования к уровню образования. Оказалось, что необразованность и малокультурность – это вовсе не недостаток и что с твердым характером можно многого добиться в жизни даже при ничтожных знаниях.

Однако сын предпочитает таким урокам «Остров сокровищ»,  «экспедиции» вдоль колючей проволоки, освоение «затерянного мира». Аллюзия на повесть А. Конан Дойля не случайна. Воображению мальчика представляется, что он заброшен в опасное место, «где не ступала нога человека», для его исследования. Так у Бруно появилась своя тайна... Знакомство с еврейским мальчиком Шмуэлем и общение через колючую проволоку переросло для обоих в настоящую дружбу. («Шмуэль», или «Самуил», переводится с еврейского как «Бог услышал» или «слушайте Бога». Имя Бруно тоже является знаковым: как напоминание о личности и судьбе Джордано Бруно). Вопреки словам отца, между мальчиками обнаружилось очень много общего. Бруно с удивлением узнал, что они родились в один день, оба любят свою семью, играть, мечтать о будущем. Автор показывает, как легко дети смогли договориться. К примеру, когда Бруно заговорил о «Великой Германии», а Шмуэль принялся доказывать, что его родина – Польша – намного прекраснее Германии, возникла неловкая заминка, и тогда Бруно предложил: « - Пусть каждый думает, что хочет, а другой уважает его точку зрения. – Ему вовсе не улыбалось поссориться с новым другом при первом же знакомстве.

Идет, - согласился Шмуэль» [1, 153].

Такой странной дружбы у Бруно еще никогда не было. Не имея возможности играть, мальчики подолгу разговаривали и уже, казалось, знали друг о друге почти все. Бруно  приносил тайком из дома еду для Шмуэля, не зная, что тем самым продлевает ему жизнь. Прошел год, и однажды «Шмуэль сделал кое-что, чего никогда прежде не делал. Он приподнял проволоку снизу – он и раньше ее приподнимал, чтобы взять у Бруно еду, но на этот раз он просунул в образовавшуюся щель руку и не убирал ее, пока Бруно не протянул свою. Оба улыбались, когда их ладони сплелись в рукопожатии» [1, 233]. В этом рукопожатии абсурду нацизма противопоставляется бесхитростная правда детства: дружба и сострадание, взаимовыручка и участие, подлинные ценности, не знающие преград.

Последние главы книги исполнены трагизма. В пятницу (поистине Страстную!), пообещав другу помочь в поисках внезапно пропавших дедушки и отца, Бруно переодевается в «полосатую пижаму» и устраивает вместе со Шмуэлем «поисковую экспедицию» на территории лагеря. Вместе с другими заключенными их сгоняют в газовую камеру. Из-за грозового ливня и крика людей Бруно не удается спастись. Он до последнего верит, что с ними плохого не случится, ведь здесь работает его папа. «И тут он сделал нечто, что было совсем не в его характере: взял тоненькую руку Шмуэля и крепко пожал. – Теперь ты мой лучший друг, Шмуэль. Мой верный друг на всю жизнь... А потом в помещении стало очень темно, и посреди наступившей неразберихи и страшного шума Бруно вдруг обнаружил, что до сих пор сжимает руку Шмуэля в своей руке, и теперь уже ничто на свете не заставит его разжать пальцы»[1, 282].

Последняя глава повествует о позднем раскаянии коменданта. Когда вся правда открылась, ноги его подкосились, и «тогда он уселся на землю в той же позе, в какой чуть ли не каждый день в течение года сиживал Бруно, разве что не поджал под себя ноги» [1, 285]. С этих пор жизнь его потеряла смысл, он был жесток с солдатами: мстил им за смерть Бруно, и вскоре «пришли другие солдаты и велели отцу идти с ними, и он пошел – без возражений и даже с радостью, потому что ему было совершенно безразлично, что его ждет» [1, 285].

 Только в финале романа автор напрямую заговорит с читателем и выступит с призывом, чтобы подобное никогда не повторялось. Дж. Бойн напоминает, что за ошибки отцов расплачиваются дети, а искажение подлинных ценностей, смещение нравственных координат влекут за собой страшные последствия для всех без исключения. Время бить в колокол, пока еще не поздно!

 

Литература

  1. Бойн, Дж. Мальчик в полосатой пижаме. Роман. – М.: «Фантом Пресс», 2015. – 288 с.
  2. Шлинк, Б. Чтец. – http: //loveread.ws
  3. Бычкова О.А. Координаты добра и зла: нацизм глазами ребенка. Роман Джона Бойна «Мальчик в полосатой пижаме» //Литература в школе. – 2015. - №2. – с.22-23.

 Симонов.К. Жди меня и я вернусь

 

Нажмите для просмотра

«Жди меня и я вернусь...»: любовь и война в творчестве  К. Симонова

     Вечные темы Любви и Смерти для молодежи всегда актуальны, всегда новы и интересны. Вековая мудрость человечества говорит о том, что жить – значит любить, что без Любви в полном смысле слова человеческая жизнь невозможна. Любовь в годы Великой Отечественной войны была неисчерпаемым духовным ресурсом для миллионов советских граждан.

     В историю русской литературы Константин Симонов вошел своими произведениями о человеке на войне. Военная тема раскрывается в его творчестве как тема стойкости и мужества, армейского братства, преемственности исторических традиций. Наряду с традиционной для поэта темой солдатской доблести и боевого товарищества в его стихах звучит настоящий гимн жизни, гимн любви.

     В довоенный период личное и общественное в поэзии, в том числе у Симонова, нередко были противопоставлены друг другу. Поэт в начале творческого пути почти не писал о любви. Исключение составили поэмы «Пять страниц» (1938) и «Первая любовь» (1936-1941). Но именно любовная лирика, созданная в годы Великой Отечественной войны, сделала имя Симонова знаменитым.

     14 января 1942 года в центральной газете «Правда» было опубликовано стихотворение «Жди меня». Это очень личное послание адресовано любимой женщине, актрисе Валентине Серовой, имя которой скрыто за инициалами «В.С.», но в стихотворении нашли выражение чувства, владевшие каждым фронтовиком.

В.С.

Жди меня, и я вернусь.

Только очень жди,

Жди, когда наводят грусть

Желтые дожди,

Жди, когда снега метут,

Жди, когда жара,

Жди, когда других не ждут,

Позабыв вчера.

Жди, когда из дальних мест

Писем не придет,

Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждет.

 

Жди меня, и я вернусь,

Не желай добра

Всем, кто знает наизусть,

Что забыть пора.

Пусть поверят сын и мать

В то, что нет меня,

Пусть друзья устанут ждать,

Сядут у огня,

Выпьют горькое вино

На помин души...

Жди. И с ними заодно

Выпить не спеши.

 

Жди меня, и я вернусь,

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Скажет: - Повезло.

Не понять, не ждавшим им,

Как среди огня

Ожиданием своим

Ты спасла меня.

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой,-

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

  

     Первая строка каждой из трех строф стихотворения формулирует категорический императив («Жди меня, и я вернусь»), безусловную нравственно-этическую норму, нарушение которой равносильно предательству (об этом автор прямо скажет в стихотворении «Открытое письмо» (Женщине из г. Вичуга, 1943)). Многократно повторенное «жди» звучит как заклинание, возрождая фольклорную традицию. Энергичные мужские рифмы, чеканный ямб, обилие глаголов усиливают эмоциональное воздействие слова.

     В тексте варьируется, дополняется, получает новые оттенки мысль о трудности ожидания – и неимоверной сложности возвращения к любимой. Эту тему несут пейзажные образы («снега», «дожди», «жара», «среди огня»), композиционный прием противопоставления («Жди, когда других не ждут»; «Жди, когда уж надоест / Всем, кто вместе ждет»; «Пусть поверят сын и мать / В то, что нет меня, / Пусть друзья устанут ждать <…> / Жди»). Сила женской любви и верности противостоит всему – даже смерти («Ожиданием своим / Ты спасла меня»). Усиленное разлукой, чувство любви к женщине неотделимо в подтексте стихотворения от мужества, солдатской доблести, а вера в любовь связана с великой верой в победу.

     Стихотворение «Жди меня» стало поистине всенародно известным.

     Вот как об этом стихотворения  рассказывает сам автор:

«В самом начале войны на Западном фронте … я написал стихотворение «Жди меня». Дело в том, что я очень не люблю писать писем и за время войны не написал ни одного письма. Но иногда, когда бывало тяжело и одиноко (а на войне это, надо сказать, случается довольно часто), я иногда в машине, иногда в блиндаже писал стихи, которые, в сущности, были не чем иным, как неотправленными  письмами к женщине, которая была очень далеко от меня и которую, как это тоже часто бывает на войне, мне иногда казалось, я больше не увижу.

     Когда я, перебираясь с одного фронта на другой, попал на несколько дней в Москву, я подарил ей эти стихи, взамен писем, которых она от меня не получала. Я считал, что эти стихи – мое личное дело, касающееся только меня и ее. Но потом, несколько месяцев спустя, когда мне пришлось быть на далеком Севере и когда метели и непогоды иногда заставляли просиживать сутками где-нибудь в землянке или в занесенном снегом бревенчатом домике, - в эти часы, чтобы скоротать время, мне пришлось самым разным людям читать стихи. И самые разные люди десятки раз при свете керосиновой коптилки или ручного фонаря переписывали на клочке бумаги стихотворение «Жди меня», которое, как мне раньше казалось, я написал только для одного человека. Именно то, что люди переписывали это стихотворение, и что оно так доходило до их сердца, заставило меня через полгода напечатать его в газете. Как только оно было напечатано, я стал получать сотни писем со стихотворными ответами на него, иногда неумелыми, но всегда трогательными. И я понял, что это произошло не потому, что стихотворение было каким-то уж особенно хорошим, а потому, что самой задушевной мыслью многих сотен тысяч людей была мысль о том, что их ждут, что их должны ждать и что это ожидание смягчает для них тяготы войны, а подчас и спасает их…».

     По свидетельству фронтовиков, «вся армия таскала в левых карманах гимнастерок газетные вырезки» с опубликованным стихотворением.

     Стихотворение «Жди меня» вошло в лирический цикл «С тобой и без тебя», начатый Симоновым еще до войны и завершенный в 50-е годы.

     Лучшие стихи из книги «С тобой и без тебя» своей непритязательностью, откровенностью, простотой тона походят на письма. В них много поэтически уловленных примет времени: корреспондентская, кочевая, армейская жизнь, случайные попутчики, которые, однако, врежутся в твою память навсегда, судьбы сотен людей, с которыми ты поделишься самым заветным, чем в обычной жизни едва ли бы поделился. Все это живо выступает в стихотворениях «Я не помню, сутки или десять...», «Я пил за тебя под Одессой в землянке...», «В домотканом, деревянном городке...» и во многих других. Все лучшее, что есть в этих стихах, увидено тем «жестким зрением», которое дано человеку войной.

     Жизнь и смерть, любовь и война в лирике Симонова неотделимы друг от друга. Тема ожидания, верности, спасительной силы любви развивается в целом ряде стихов поэта. («Ты говорила мне «люблю…»», «Я, перебрав весь год, не вижу…», «Когда на выжженное плато…», «Жены» и др.). В жестоких реалиях войны исчезает все случайное, наносное, чувство любви приобретает особую силу, искренность и значительность. В стихах нарисован, по очному наблюдению актрисы Инны Макаровой, трогательный и неотразимо-узнаваемый «портрет женщины на фоне мужчин, уходящих на войну».

<…> Готовясь умереть в бою,

Я все-таки с собой в кармане

Нес фотографию твою <…>

 

Казалось, в том же платье белом,

Как в летний день снята была,

Ты по камням оледенелым

Со мной невидимо прошла...

«Я, перебрав весь год, не вижу...»

 

     Живое, страстное чувство позволяет увидеть в любимой и конкретную женщину, и высокий символ:

Быть может, не любимая совсем,

Лишь для меня красавица и чудо,

Перед отъездом ты была им тем,

За что мужчины примут смерть повсюду, -

 

Сияньем женским, девочкой, женой,

Невестой – всем, что уступить не в силах,

Мы умираем, заслонив собой

Вас, женщин, вас беспомощных и милых.

«Хозяйка дома»

 

     В стихах цикла «С тобой и без тебя», разворачивается настоящая драма – столкновение сильных характеров мужчины и женщины, их борьба за любовь против разлучающих обстоятельств, взаимного непонимания, неприятия со стороны окружающих  («Если родилась красивой ...», «Далекому другу», «Мы оба с тобою из племени...», «В чужой земле и в городе чужом...»).  В отличие от стихотворения «Жди меня» со свойственной ему максимальной обобщенностью образа женщины (просто «ты»), героиня стихов цикла «С тобой и без тебя» наделена конкретными чертами, узнаваемыми деталями биографии, своеобразным характером. Рано узнавшая горе, женственная, своенравная, нередко капризная, она прекрасна в своей искренности и непосредственности. Ее, «злую, ветреную, колючую, хоть ненадолго, да мою», горячо, порой мучительно любит лирический герой.

 

Мне хочется назвать тебя женой

Не для того, чтоб всем сказать об этом,

Не потому, что ты давно со мной,

По всем досужим сплетням и приметам.

 

Твоей я не тщеславлюсь красотой,

Ни громким именем, что ты носила,

С меня довольно нежной, тайной, той,

Что в дом ко мне неслышно приходила.

«Мне хочется назвать тебя женой...»

 

     Еще по поводу предвоенных поэм Симонова о любви А. Фадеев заметил, что автор умеет изображать интимную сторону чувства «очень целомудренно», и в то же время с живой кровью». Эта характеристика особенно справедлива по отношению к лирике военных лет, где сквозь внешнюю сдержанность прорывается настоящая страсть: «Какой была ты сонной-сонной, / Вскочив с кровати босиком, / К моей шинели пропыленной / Как прижималась ты лицом!» («Я, перебрав весь год, не вижу...»).

     Искренность и сила чувства, «эротизм», не свойственный 30-50-м годам, вызвал у критиков параллели с поэзией А. Блока и С. Есенина. Симонов отстаивал свое право именно так – страстно и трепетно – писать о любви («Любовь и критика»). Сплетение личных мотивов (любовь, разлука, тоска, ожидание) и общезначимых (суровые испытания войны) придавали стихам поэта особое звучание. Было в этих стихах и независимое от войны общезначимое содержание, которым объясняется успех цикла «С тобой и без тебя».

    Эдуардас Межелайтис, литовский советский поэт,    вспоминает об этой книге так:

«Вскоре попал мне в руки небольшой томик стихов в синей обложке – «С тобой и без тебя». Интимная лирика. Любовь. Различные мнения ходили тогда об этой книге. И тем не менее эта интимная лирика распространилась в народе, как пожар в лесу. Поэт писал о судьбе двух людей – об их любви, разлуке, тоске, мучительной радости встреч. О любви двух обыкновенных людей в дни великих исторических событий. О любви в дни всеобщего горя, ненависти. Фактически – о жизни на грани смерти. Вот почему эту книгу Константина Симонова рвали тогда друг у друга из рук, переписывали, заучивали наизусть... Эту скромную книгу в синей обложке я всюду таскал за собой в солдатском вещмешке».  

 

     Книга привлекала еще и тем, что описывала и несчастливую любовь, трудности в личных отношениях. «Как говорят, тебя я разлюбил...», «Я схоронил любовь и сам себя обрек» (1948), «Я не могу писать тебе стихов...» (1954). Эти стихи были отголоском трудных отношений, которые складывались между Валентиной Серовой и Константином Симоновым  после войны.

     После цикла «С тобой и без тебя» лирические стихи в поэзии Симонова появляются редко, как эхо былой любви и разлуки («Ненужные воспоминания...», «Бывает, слово «ненавижу»...»).

Список использованной литературы

Абрамов А.М. Лирика и эпос Великой Отечественной войны. – М.: «Советский писатель», 1975. – 560 с.

Война и Любовь: По страницам фронтовых воспоминаний, писем, стихотворений / Рос. Гос. юнош. Б-ка, Отд. по пробл. чтения молодежи; Авт.-сост. О.Н. Кондратьева. – М., 2005. – 108 с.

Константин Симонов в воспоминаниях современников: Сборник. – М.: Советский писатель, 1984. – 608 с.

Музы вели в бой. Деятели литературы и искусства в годы Великой Отечественной войны. – М.: АПН, 1985. – 343 с.

 //Литература в школе. – 2010. - №4. – с.2-7.   

Эту литературу вы найдете в отделе «Юность» ЦГБ.       

 Победа! Список литературы.

 

Нажмите для просмотра

Трагизм и величие, скорбь и радость, боль и память. Всё это - Победа.

2015 год - год знаменательный. Человечество отмечает 70-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне. В памяти людей она сохранилась как символ горя и бедствий, мужества и Победы, доставшейся нашим соотечественникам ценой огромных потерь.

Тема Великой Отечественной войны была и остаётся одной из ведущих в литературе прошлого и настоящего. И чем дальше уходят от нас события Великой Отечественной войны, тем ценнее становятся художественные произведения - свидетельства страниц нашей истории.

Предлагаем вашему вниманию произведения авторов, пришедших в литературу с переднего края, а также произведения, созданные современниками. Прочтение книг поможет осмыслить события и познать цену Победы.

Книги в рекомендательном списке расположены в алфавитном порядке.

Азольский А.А. «Парабеллум» для Диверсанта. Лучшая проза о спецназе Второй Мировой. – М.: Яуза: Эксмо, 2012. – 640 с.

Четыре бестселлера одним томом! Все романы Анатолия Азольского о Великой Отечественной войне во главе со знаменитым «Диверсантом», по которому снят популярный телесериал.

Он прошел обучение у лучших инструкторов ГРУ. Он способен выживать и побеждать в самых безнадежных ситуациях. Он виртуозно владеет всеми видами оружия и рукопашного боя. Он полон «благородной ярости» и «святой ненависти» к врагу. Он пришел в Германию мстить и карать – ему есть за что. Он как молитву затвердил слова Ильи Эренбурга: «Убей немца!» Он умеет ненавидеть и убивать. Научится ли миловать и прощать? Превратится ли из беспощадного мстителя в русского солдата?..

Бакланов Г.Я. Июль 41 года. Пядь земли: роман, повесть. - М.: Вече, 2004. – 351 с.

Григорий Бакланов, человек «военного поколения», в романе «Июль 41 года» рассказал о событиях начала войны и сделал попытку объяснить причины первых поражений Советской армии. Девятнадцатилетний Бакланов командовал батареей, сражаясь до конца войны на Юго-Западном фронте. Впечатления и переживания от всего увиденного легли в основу его первых повестей.

В знаменитой «Пяди земли» война предстаёт как цепочка событий, в которой сосуществуют боевые действия, смерти и обыденная бытовая жизнь человека. Автор пишет о войне просто, хорошо зная фронтовую жизнь.

Бондарев Ю.В. Горячий снег. Батальоны просят огня: роман, повесть. - М.: Советский писатель, 1985.-544 с.

Юрий Васильевич Бондарев- один из ярких представителей «лейтенантской прозы» в отечественной литературе. В его романе  отображены события зимы 1942 года, происходящие под Сталинградом, когда Советская Армия преградила путь танковым колоннам генерала Манштейна, прорывавшимся на помощь окруженной армии Паулюса.

Повесть «Батальоны просят огня» о Великой Отечественной войне, о героизме и мужестве бойцов и командиров, первыми переправившимися на правый берег Днепра и ведущих там трудный и неравный бой с фашистами.

Воробьёв К.Д. Убиты под Москвой: повести и рассказы.- М.: Художественная литература, 1994. – 381 с.

Первые произведения Константина Воробьёва имели странную, неожиданную судьбу. Известность пришла к нему в 1963 году когда его повесть «Убиты под Москвой», отвергнутая многими журналами, была напечатана А. Твардовским в «Новом  мире». Небольшая  повесть «Это мы, господи!», написанная в 1943году в оккупированной Литве, была опубликована только в 1986г. В повести «Крик» автор впервые написал правду о поражениях 1941 года, об истинных причинах наших неудач в начале войны. Он был одним из первых наших писателей, кто нашёл в себе мужество замолвить слово за незаслуженно выпавших из списка героев войны, людей в условиях куда более трудных, чем самые сложные условия жизни на фронте- во вражеском плену сохранивших верность Отчизне.

Гранин Д. Мой лейтенант. – М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2013. – 320 с.

Новый роман Даниила Гранина – это взгляд на Великую Отечественную с изнанки, не с точки зрения генералов и маршалов, спокойно отправлявших в пекло и мясорубку целые армии, а изнутри, из траншей и окопов.

На фоне тягот, ужасов и неприглядности войны автор даёт возможность выговориться простому лейтенанту, одному из тех , кому мы обязаны своей победой. Тех, о чьей смерти официальные сводки Информбюро сообщали как о «незначительных потерях в боях местного значения». Тех, кто вряд ли выбрал себе такую судьбу, будь на то их собственная воля.

Этот роман ни в коем случае не автобиографичен, хотя понять, кем на самом деле приходятся друг другу автор книги и лейтенант Д. – несложно. Тем не менее, на страницах романа живут каждый своей жизнью два разных человека: один – молодой, импульсивный, дерзкий, романтичный, а второй – мудрый, знающий цену жизни и научившийся противостоять обстоятельствам. И у каждого из них - своя правда.

Кожевников В. «Шит и меч»: кн.1.- М.: РИПОЛ, 1993.- 512 с.

Кожевников В. «Шит меч»: кн.2. –М.: РИПОЛ, 1993.-512 с.

Кожевников писал в основном рассказы и повести, но есть и несколько романов, среди которых «Щит и меч» о работе советского разведчика в немецком тылу.

В канун войны советский разведчик  пересекает не только географическую границу между двумя странами, но и тот незримый рубеж, который отделял мир социализма от фашизма. Советский человек должен стать немцем Иоганном Вайсом. Это было тяжким испытанием для Белова ,но с испытаниями он сумел справиться, и в своём продвижении к источникам информации, сумел пройти все слои нацистского общества.

«Щит и меч» это и социальный роман и психологический, построенный на остром сюжете, который определяется острейшими противоречиями двух антагонистичечских миров.

Кожухаров Р.Р. «Искупить кровью» Новый роман о штрафбатах. – М.: Яуза: Эксмо, 2009. - 288 с.

Роман Кожухаров в 2004 году окончил с отличием литературный институт и был принят в Союз писателей России. Сейчас заканчивает аспирантуру этого же вуза – цитадели российской литературы, готовится к защите диссертации по литературоведческой тематике.

Впервые в отечественной литературе! Страшная правда о Великой Отечественной войне. Пронзительный роман о советских и немецких штрафбатах.

Их называли "смертниками" по обе стороны фронта. Их бросали на самые опасные участки и давали самые погибельные задания. Но если у советских штрафников еще был шанс "искупить свою вину кровью" и вернуться в строевые части, то гитлеровцы не зря окрестили собственные штрафбаты "командами вознесения" - оттуда был только один путь: на тот свет.

Два штрафника - русский и немец, чьи судьбы трагически переплелись. Две жизни, брошенные в жернова самой страшной войны от начала времен. Им обоим предстоит пройти через ад. Им придется заглянуть в глаза смерти…

Кожухаров Р.Р. Штрафники в «логове зверя». Последний штурм. – М.: Яуза: Эксмо, 2012. – 704 с.

Три бестселлера одним томом! Последняя битва Великой Отечественной глазами штрафников-смертников. Завершение фронтового пути советской штрафной роты, с боями прошедшей от Сталинграда до Берлина, чтобы взять штурмом "логово зверя".

Они умылись кровью на неприступных Зееловских высотах, атакуя в лоб "несокрушимый фронт" гитлеровцев (как назвал этот укрепрайон сам фюрер). Они день за днем "прогрызали" вражескую оборону в Берлине, где приходилось штурмовать каждую улицу, каждый дом, каждый этаж. Они первыми пошли на приступ Рейхстага. И пусть не им доверено водрузить красный флаг над последней твердыней Рейха - именно прорыв штрафников должен проложить путь Знамени Победы!

Кондратьев В.Л. Сашка. Отпуск по ранению: повести. - М.: Детская литература, 2005.- 287 с.

В книгу вошли две повести о войне.

«Сашка»- высшее достижение автора, самое глубокое, самое совершенное его произведение. Главная его удача, подлинное открытие- характер героя. Его отличают пытливый ум и простодушие, жизнестойкость и доброта, твёрдость нравственных принципов и критический взгляд на происходящее.

Повести «Сашка» и «Отпуск по ранению» связаны между собой сквозной темой – сохранением нравственных основ в жестоком военном противостоянии. Главный герой – молодой солдат, вчерашний школьник, принявший на себя всё бремя ответственности за судьбу Родины.

Косарев А.Г. Сокровища Кенигсберга. – М.: Вече, 2006. – 512 с. (Военные приключения).

О том, что под Калининградом, бывшим Кенигсбергом, существует система разветвленных и хорошо укрепленных катакомб, знают немногие. Но еще меньше людей знают о том, что прятали в этих катакомбах гитлеровцы в период Второй мировой войны. Возможно, следы знаменитой Янтарной комнаты ведут именно в эти подземелья.

Очередная книга удачливого русского кладоискателя и путешественника, писателя Александра Косарева повествует обо всех перипетиях напряженного соревнования кладоискателей с сотрудниками спецслужб в поисках сокровищ. Увлекательный остросюжетный детектив продолжает новую серию издательств "Вече" - "Военные приключения".

Курочкин В.А. На войне как на войне: повести. – М.: Современник, 1995. – 460 с.

Имя Виктора Курочкина одно из самых ярких в плеяде писателей военного поколения. Наиболее известна читателям его повесть «На войне как на войне». В сборник избранной прозы вошли и другие его вещи –посвящённые фронтовым будням и послевоенной действительности. Суровая правда его фронтовых историй всегда смягчается романтикой подвига и юмором, спасавшим людей в нечеловеческих условиях военного времени.

Книгу заключают фрагменты воспоминаний вдовы писателя.

Панов Н.Н. Орлы капитана Людова. – М.: Вече, 2014. – 576 с. (Военные приключения).

Эта книга посвящена приключениям и подвигам разведчиков-североморцев, "орлов капитана Людова", как называет их автор. Напряженный, полный необычайных событий сюжет много лет служит "визитной карточкой" книг Николая Панова, давно полюбившихся читателям. Произведения, включенные в книгу, воспринимаются как целостный поэтический рассказ о подвигах, о силе духа воинов, способных преодолеть любые препятствия на пути к победе.

Смирнов В.В. Тревожный месяц вересень. – М.: Современник, 1995. – 512 с.

Книги Виктора Смирнова по праву занимают достойное место в русской прозе о войне. В повести "Тревожный месяц вересень" молодой боец истребительного батальона ("ястребок") Капелюх, попав после тяжелого ранения в тыл, продолжает не только жить воспоминаниями о боях, но и вновь вступает в схватку уже с бандитами, которые, быть может, еще более жестоки, чем фашисты. В повести "Жду и надеюсь" захватывающие события партизанских боев в Полесье, светлую любовь Вали и Шурика, гибель юного героя автор художественно подчинил задаче показать силу духа, высоту нравственного подвига и беззащитности человеческого сердца.

Сушинский Б.И. Живым приказано сражаться. – М.: Вече, 2014. – 512 с. - (Военные приключения. Собрание сочинений).

Поздняя осень 1941 года. Могилевско-Ямпольский укрепрайон. Группа лейтенанта Андрея Громова (Беркута) вынуждена оставить разбитый немецкой артиллерией дот и перейти к партизанским действиям в тылу врага. Но и оберштурмфюрер Штубер не теряет надежды разделаться с неуловимым русским... Роман является продолжением «Реки убиенных» известного писателя Богдана Сушинского и входит в новый цикл « Война империй», действие которого разворачивается на всех театрах Второй мировой войны.

Сушинский Б.И. До последнего солдата: роман.- М.: Вече , 2014.- 416 с. - (Военные приключения. Собрание сочинений).

Зима 1943 года. На вовремя подоспевшем самолёте отряду капитана Беркута удаётся вырваться из смертельных тисков окружения, организованного его заклятым противником гауптштурмфюрером Штубером. Однако добраться до Большой земли русским диверсантам не довелось. Самолёт сбили, и война и вновь накрыла беркутовцев. Они неожиданно оказались на переднем крае, вынужденные защищать захваченный плацдарм, прикрывающий речную переправу…

Роман «До последнего солдата» завершает рассказ о героическом рейде  партизанско-диверсионной группы под командованием бывшего коменданта дота лейтенанта Андрея Громова по тылам немецких арий.

Эренбург И.Г. Война 1941 – 1945. – М.: ООО «Агентство «КРПА Олимп»; ООО «Издательство Астрель»; ООО «Издательство АСТ», 2004. – 796 с.

Книга Ильи Эренбурга "Война. 1941 - 1945" - первое за последние 60 лет издание избранных статей самого популярного военного публициста СССР. В сборник включены двести статей из полутора тысяч, написанных Эренбургом за четыре года войны - с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года (некоторые из них публикуются впервые по рукописям). Памфлеты, репортажи, листовки, фельетоны, обзоры, вошедшие в сборник, писались в основном для бойцов фронта и тыла. Они печатались в центральных и местных, фронтовых, армейских и партизанских газетах, звучали по радио, выходили брошюрами и книжками. Их знала и ждала вся страна - от солдат до маршалов, от рабочих эвакуированных заводов, выпускавших боеприпасы, до крестьян, кормивших армию. Сообщения Эренбурга для зарубежных информагентств, переводы его статей из "Красной звезды" были популярны и в антигитлеровских странах Америки и Европы, где открыто печатались в газетах и выпускались книжками. В оккупированных странах они распространялись подпольно. Статьи Эренбурга — это не только своеобразная хроника военных событий; это прямое и точное выражение яростного накала великой и трагической борьбы, итогом которой стала Победа.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

 

  1. Азольский А.А. «Парабеллум» для Диверсанта. Лучшая проза о спецназе Второй Мировой. – М.: Яуза: Эксмо, 2012. – 640 с.
  2. Акулов И.И. Крещение. – М.: Воениздат, 1990. – 512 с.
  3. Бакланов Г.Я. Июль 41 года. Пядь земли : роман, повесть. - М.: Вече, 2004. - 351 с.
  4. Бондарев Ю.В. Горячий снег. Батальоны просят огня: роман, повесть. - М.: Советский писатель, 1985. – 544 с.
  5. Быков В.В.  Повести. – М.: Советский писатель, 1986. – 592 с.
  6. Вершигора П.П. Люди с чистой совестью. – М.: Современник, 1985. – 704 с.
  7. Воробьёв К.Д. Убиты под Москвой: повести и рассказы. - М.: Художественная литература, 1994. – 381 с.
  8. Гранин Д. Мой лейтенант. – М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2013. – 320 с.
  9. Кожевников В. «Шит и меч»: кн. 1.- М.: РИПОЛ, 1993. – 512 с.
  10. Кожевников В. «Шит меч»: кн. 2. – М.: РИПОЛ, 1993. – 512 с.
  11. Кожухаров Р.Р. «Искупить кровью» Новый роман о штрафбатах. – М.: Яуза: Эксмо, 2009. – 288 с.
  12. Кожухаров Р.Р. Штрафники в «логове зверя». Последний штурм. – М.: Яуза: Эксмо, 2012. – 704 с.
  13. Кондратьев В.Л. Сашка. Отпуск по ранению: повести. - М.: Детская литература, 2005. – 287 с.
  14. Косарев А.Г. Сокровища Кенигсберга. – М.: Вече, 2006. – 512 с. (Военные приключения).
  15. Курочкин В.А. На войне как на войне: повести. – М.: Современник, 1995. – 460 с.
  16. Некрасов В. В окопах Сталинграда :Роман.- Л.: Лениздат, 1991.- 509с.
  17. Панов Н.Н. Орлы капитана Людова. – М.: Вече, 2014. – 576 с. (Военные приключения).
  18. Симонов К.М. Живые и мертвые: Роман в трех книгах. – М.: Худож. лит., 1989. – 479 с.
  19. Смирнов В.В. Тревожный месяц вересень. – М.: Современник, 1995. – 512 с.
  20. Стаднюк П.Ф. Война. – М.: Воениздат, 1981. – 495 с.
  21. Сушинский Б.И. Живым приказано сражаться. – М.: Вече, 2014. – 512 с. - (Военные приключения. Собрание сочинений).
  22. Сушинский Б.И. До последнего солдата: роман.- М.: Вече , 2014.- 416 с.-(Военные приключения. Собрание сочинений).
  23. Холопов Г. По ту сторону блокадного кольца. – Л.: Сов. Писатель, 1987. – 544 с.
  24. Чаковский А.Б. Победа: В 3-х кн. – Мн.: Белорус. Сов. Энциклопедия, 1985. – 398 с.
  25. Эренбург И.Г. Война 1941 – 1945. – М.: ООО «Агентство «КРПА Олимп»; ООО «Издательство Астрель»; ООО «Издательство АСТ», 2004. – 796 с.

 

 Зарубежные писатели 20 века о Второй Мировой войне

 

Нажмите для просмотра

Зарубежные писатели XX века о Второй Мировой войне
         
Тема Второй Мировой Войны занимает в романах второй половины XX века особое место не только как память о героически погибших поколениях, но и как предупреждение против повторения ужасов, принесенных фашистами народам мира, против безответственных политических авантюр, грозящих миру катастрофой.
         Впечатляющие уроки из прошлого преподаны в романах Г.Бёлля, А. Зегерс, Э.М. Ремарка, К. Вонненгута. Писатели- участники второй мировой войны открыли нам в своих книгах подлинные картины войны,- смерть, развалины, пепелища, искалеченные души, опасность проявления милитарического духа.
          Их произведения заставляют нас задуматься, почему это случилось? И что может случиться с миром сегодня в XXI веке? 
         Предлагаем нашим читателям проявить интерес к истории мировой литературы в XX веке в частности раскрывающий панораму событий в 1937-1945 г.

Эрих Мария Ремарк(1898-1970) «Время жить и время умирать»
Ремерк Э.М.  Время жить и время умирать [Текст] : роман/Э.М. Ремарк; [пер. с нем.].- М.: АСТ, 2003.-316 с.
КХ, ЧЗ, ЮН, ДО, Ф3, 4, 5, 6, 9, 14.
         
Э.М. Ремарк - немецкий писатель, участник первой мировой войны, стал страстным антифашистом в годы второй мировой войны.
         События Второй мировой войны входят в его творчество военных и послевоенных лет.
         Роман «Время жить и время умирать(1954)- это вклад писателя в дискуссию о войне и трагедии немецкого народа. Именно в этом романе писатель достиг такого беспощадного осуждения фашизма, которого в их творчестве до сих пор не было.
         В связи с публикацией книги разразился скандал, оказалось, что английское, датское, норвежское издание романа, резко отличается от немецкого. В нем были вычеркнуты эпизоды, рисующие чудовищность фашистских злодеяний в Советском Союзе.
         Основу сюжета составляет судьба молодого солдата немецкой армии, «воспитанного войной» Эрнеста Гребера. Постепенно солдат вермахта, понимает в какой мере лежит на нем вина за преступления военных лет. Гребер становится невольным соучастником расправы над партизанами. Не выдержав, он убивает палача гестаповца и освобождает приведенных на расстрел русских партизан. Однако сам погибает от пули русского, не знающего о произошедших в душе Гребера изменениях и видящего в нем лишь человека в фашистской форме.

Антуан де Сент-Экзюпери (1900-1944)  «Военный лётчик»

Сент-Экзюпери, Антуан де  Южно-почтовый. Ночной полет.Военный летчик. Письмо заложнику. Маленький принц. [Текст] : повести/ А. Де Сент-Экзюпери.- М.: Худож.лит, 1983.-447 с.

АБ, КХ, ЮН, Ф3, 4, 6.

Антуан де Сент-Экзюпери - выдающийся французский писатель, публицист, профессиональный летчик.

В детстве был большим мечтателем, сочинял стихи, рисовал, учился играть на скрипке, но увлекался техникой, машинами. В двенадцать лет ему посчастливилось впервые полетать - его взял тогда с собою в воздух известный французский пилот. В 21 год Антуан записывается добровольцем в авиационный полк и выбирает свою дорогу в небо.

Шли двадцатые-тридцатые годы - молодость авиации. Он овладел техникой ночного полета; учился водить гидросамолет, прокладывал новые трассы.

К концу второй мировой войны Экзюпери уже сорок, он известный писатель, но как летчик уже признан к нестроевой службе. В одном из писем он пишет: «Ты хорошо знаешь, что я не люблю войну, но для меня невыносимо оставаться в тылу, когда другие рискуют жизнью». И он добивается своего: получает назначение в эскадрилью разведчиков.

Воюет так, что командир части майор Алнас говорит: «Он не отвиливает ни от какого риска. Всегда впереди! Всегда готов на все!- и с сожалением добавляет: «Но не могу поручить ему командование эскадрильей. Представляю, что бы он писал в рапорте. Но вместо рапорта Экзюпери пишет повесть «Военный летчик», где трагические обстоятельства «странной войны», были названы своими именами.

В сущности, это был тот самый «категорически неприемлемый рапорт», которого так опасался осторожный начальник капитана Сент-Экзюпери майор Алнас.

По своей форме «Военный летчик» представляет репортаж о событиях одного дня, о полете самолета-разведчика в немецкий тыл. Книга наполнена суровым и трагическим оптимизмом. Поражает своей достоверностью описания сцен полета над разгромленной Францией, но вера в победу сил добра остается с читателем.

И все-таки Экзюпери не хочет и не может бороться только пером. Много раз израненный, уже не в молодом для летчика возрасте, он добивается назначения в ту же эскадрилью 2/33, в которой начинает воевать. Аргументы друзей воспринимает как безнравственные: « Как писатель вы незаменимы, а летчиков много».

31 июля 1944 года Сент-Экзюпери не вернулся с боевого задания. По прихоти судьбы это задание состояло в аэросъемке объектов вблизи Леона, того самого города, в котором сорока четырьмя годами ранее он появился на свет.

Он жил не очень долго и написал не очень много. Но и жизнью своей, и смертью, и своим книгами, и письмами, которые потом были опубликованы, он сумел многое сказать людям. О долге и верности. О дружбе и любви, и горячей, деятельной любви к жизни и людям. О нетерпимости к злу. И о том, как же быть человеку на этой еще не очень-то устроенной людьми, недоброй, но любимой и единственной - нашей планете Земля.

 

Анна Зегерс (1900-1983)  «Седьмой крест»

Зегерс, А.  Седьмой крест [Текст] : роман/ Анна Зегерс; [пер. с нем.] .- М.: Правда, 1982.- 398 с.
КХ, ЧЗ, Ф6, 13
          
Анна Зегерс- немецкая писательница и публицист, лауреат Международной премии «За укрепление мира между народами (1951г.) 
Анна изучала философию, филологию в Кёльском университете.(1919) С приходом гитлеровцев к власти А. Зегерс, к тому времени молодая, прогрессивная писательница, эмигрирует во Францию(1933), участвует в антифашистких конгрессах писателей в Париже. В разгар фашистской диктатуры был написан её лучший роман «Седьмой крест», напечатан в Мексике в 1942 г. в эмигрантном издательстве и только в 1946 в Берлине.
         Тема романа определяется его посвящением: « и мертвым и живым антифашистам Германии».
         Семеро заключенных бегут из концлагеря. Его комендант поклялся, что все они будут пойманы.
          Комендант приказал спилить верхушки платанов, прибить к ним доски. Так появляются семь крестов - семь распятий, к которым привяжут семь дерзких беглецов, после того как поймают.
         На поимку беглецов брошены полиция, гестапо, штурмовики, подростки из гитлерюгента. Схвачено шестеро беглецов, спастись удалось одному.
         Писательнице было важно показать отношение в борьбе с фашизмом среднего немца. Георг победил, потому что стремился к свободе не ради того чтобы выжить, а чтобы продолжить борьбу против фашизма. Познав «самое сильное на свете», вот эту жажду справедливости, он не мыслит жизни вне борьбы за освобождение родины, не верит что все немцы стали фашистами или прислуживают им.  И если пленник концлагеря смог пройти по стране, значит в ней есть мужественные люди. Георг своим примером пробуждает в соотечественниках - гражданина, борца, человека. Он с помощью товарищей победил, преодолел все преграды, вступил в борьбу.
         Седьмой крест остался незанятым - как символ веры в то, что немецкий народ никогда не покорится фашизму.

Генрих Бёлль (1917-1985)  «О самом себе. Где ты был, Адам?» 
Бёлль, Г.  О самом себе. Где ты был, Адам? Глазами клоуна. Письмо моим сыновьям, или четыре велосипеда [Текст]: пер. с нем/Г.Бёлль.- М.: НФ «Пушкинская библиотека, АСТ, 2004.-728 с.-(золотой фонд мировой классики)
АБ, КХ, ЮН, Ф3, 4, 5, 6.

Г.Бёлль, немецкий писатель, сценарист, публицист. Главными жизненными потрясениями Бёлля, как и множества людей его поколения по обе линии фронта, стала война. В 1937 году, получив аттестат зрелости, поступил учеником в книжную лавку в Бонне. В 1938 году отбывал трудовую повинность,  в 1939 г. летом поступил в Кёльнский университет, а осенью был призван в гитлеровский вермахт. Участвовал во Второй мировой войне на территории Франции, Польши, Советского союза, Венгрии, Германии. Трижды был ранен. Попытки освободиться от военной службы успехом не увенчались. В конце войны дезертировал, а в 1945 г. вернулся в Кёльн. Поступил в университет, работал подсобником в столярной мастерской, публиковал рассказы в газетах и журналах. 
         Первый роман Бёлля «Где ты был Адам?» принес ему и первый успех. Это повествование о судьбах фронтовиков на исходе войны. Можно не сомневаться, что все происходящее пережил и сам автор. Один из персонажей его романа в последние месяцы войны «думал о том, что вот уже четыре года как он воюет, четыре года, а в повестке полученной им когда то говорилось лишь о военных сборах. Он поехал на сборы, но тут внезапно началась война». Многие немцы считали, что война решит социальные и экономические проблемы страны, будет выиграна молниеносно и на чужой территории. Но как говорил Бёлль: «расплачиваться по счетам пришлось позже - нам»
         Вот как описывает Бёлль один из будничных эпизодов войны: «Они остановились у небольшого поросшего мхами холма. Где- то впереди прозвучала команда : Всем с грузовиков!- и он тотчас же спрыгнул на землю. Потоптался на месте пытаясь согреться. Остальные сгружали материальную часть, ему пришлось принять пулемет, потом ящики с боеприпасами, вывалившемся у него из рук прямо в грязь. Бледный, дрожащий от холода унтер офицер тут же заорал на него. Он с удивлением взглянул на орущего. Неужели вам не наплевать? Пусть прикончат его на месте, если им так хочется, ему и так тошно до смерти. Совсем неподалеку, буквально в метрах десяти, снова застрекотал пулемет. Ему отозвался другой, и он понял: хрипловатые, низкие, чуть замершие очереди - это пулеметы русских. На секунду он ощутил волнение, потом вновь пришло равнодушие».
         Читая эти строки и многое другое из военной прозы Бёлля, невольно думаешь, что нечто подобное переживали бойцы и в нашей литературе о войне.
         Вспомним повесть В.Некрасова «В окопах Сталинграда»: «Мы сидим на длинной корявой колоде у дороги и курим табак. Дальше что. Идти искать своих? Кого своих - полк, дивизию, армию?
         Всего этого нет. И полка нет,  и взвода, и Ширяева, и  Максимова. А есть только натертая пятка, насквозь пропотевшая гимнастерка в белых разводах, «ТТ» на боку и немцы в самой глубине России, прущие лавиной на Дон, и вереницы машин, и тяжело как жернов, ворочающиеся мысли».
         Так, что «окопная», «лейтенантская проза», как окрестили её критики, рассказывающие о том, что солдаты переживали по обе стороны фронта, на передовой, под пулями, что с ними происходило, что они видели своими глазами, определяли направление, по которому двигались русская литература о войне и произведения таких западных писателей,  как Бёлль.
 

Курт Вонненгут (1922-2007) «Бойня номер пять или крестовый поход» 
Вонненгут, К. Колыбель для кошки. Бойня номер пять или Крестовый поход детей  [Текст]: романы/К. Воннегут.- М.: АСТ: Пушкинская библиотека, 2003.-734 с.
АБ, КХ, ЮН, Ф3,4, 5, 6, 9, 13, 14.

Курт Вонненгут- американский прозаик, родился в семье архитектора немецкого происхождения. 
Отец хотел, что бы сын избрал научную стезю; будущий писатель изучал биохимию в университете.
         Учеба была прервана войной, он был призван в армию США. А служил в пехоте, участвовал в боевых действиях на западном фронте. Вернувшись на родину, занимался проблемами технического прогресса и литературным творчеством. Что и отразилось в его книгах. По сей день не утихают споры в каком жанре сочиняет Вонненгут- научная фантастика, «черный юмор», гротеск и сатира. Бесспорно, писатель Вонненгут не простой. Сам он утверждает, что его книги выросли из традиций Рабле, Свифта, М.Твена, то есть это сатира, отмеченная мрачным пессимистичным взглядом на цивилизацию XX века.
         Вонненгут стал восприниматься как живой классик после появления всемирно-известного романа «Бойня номер пять или крестовый поход детей»(1969)
         В нем сильные автобиографические мотивы, в частности отобразился и горький военный опыт писателя. Главный герой - Билли Пилигрим, нескладный, печальный и беспомощный, в чем-то чудаковатый, наивный вдруг обретает способность перемещаться во времени и пространстве: он переноситься то в эпоху войны 1944-1945 г., то в послевоенную Америку (в частности в 1967 год, в это время идет война во Вьетнаме).
         Страницы, посвященные эпизодам военных лет, пронизаны живыми, невыдуманными впечатлениями, очевидцев этих событий. Билли Пилигрим, полковой капеллан, вместе с товарищами попал в окружение, а затем был взят в плен во время немецкого наступления. Сначала американцы были доставлены в лагерь русских военнопленных обреченных на смерть. Затем американских военных переводят в Дрезден и содержат на городской бойне для скота номер пять. Там их и настигает страшная бомбежка авиации союзников, превратившая город в пылающий костер. Тогда погибло более 13 500 жителей, в основном мирных. Группа военнопленных, в которую входит и герой романа, заточенная в глубине подвала скотобойни, чудом выживает во время бомбежки. Поднявшись наверх - американцы с ужасом созерцают «лунный пейзаж» - каменные развалины на месте цветущего города. Этот жуткий опыт Билли носит с собой всю жизнь как открытую рану в памяти.
         Война, считает герой романа - это воплощение абсурда бытия, перед которым пасует здравый смысл.
         Единственный возможный в этих условиях принцип поведения, он формирует в виде смиреной молитвы: «Боже, дай мне сил принять то, что я не могу изменить, храбрость изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого».
         Бойня № 5 балансирующая на грани документалистики и гротеска,- лучший среди многочисленных романов К.Вонненгута и один из лучших романов американской прозы 80 годов.

 

 Дневник Анны Франк
Франк, А. Убежище. Дневник в письмах [Текст]:дневники/А. Франк.-М.: Открытое общество,2001.-259с.
         Всегда невероятно сложно говорить о  таких книгах, как «Убежище. Дневник в письмах». Но говорить необходимо.  Это дневник еврейской девочки Анны, которая почти два года со своей семьей пряталась в тайном убежище в Амстердаме во время войны в 1943-44 годах. Кроме семьи Анны здесь еще проживали семья из трех человек с сыном-подростком,  и друг семьи зубной врач.
         Можно подумать, что этот дневник ведет обычная девочка в обычной жизни. У Анны те же проблемы, что и других девочек в возрасте 13-14 лет: непонимание со стороны родителей, поиск себя, желание проявлять чувства, влюбляться в мальчиков и мечты о будущем. Но конечно, в такие тяжелые времена, все эти казалось бы несерьезные проблемы переживаются намного острее, поскольку восемь человек находятся в замкнутом пространстве, не имея возможности изменить круг общения. С внешним миром их связывают только четыре человека, которые с риском для себя снабжают их продуктами и рассказывают свежие новости из большого мира.
         Удивительно, но даже при таких обстоятельствах люди могут заниматься наукой, чтением, изучать языки и проходить школьную программу, чтобы по окончанию войны обязательно вернуться в школу.
         Но Анна и обитатели убежища так и не смогли пережить войну - кто-то выдал их. Концентрационные лагеря удалось пережить только отцу Анны - Отто Франку, который и издал дневник дочери после войны.
         Для  многих читателей, Анна стала символом того страшного времени, примером оптимизма. Ведь в то время множество евреев жили в подобных убежищах, кому-то посчастливилось выжить.

Анна стала не просто безликой еврейкой, погибшей во время войны. Ее дневник показал, что она обычная девочка со своими мечтами, проблемами и надеждой на будущее. И  все таки одна мечта Анны отчасти исполнилась - она стала писательницей.  «Дневник  в письмах» переведен на несколько языков и последние два года  входит в пятерку самых читаемых книг мира!

 

 Десять лучших книг о Великой Отечественной войне

 

Нажмите для просмотра

Десять лучших книг о Великой Отечественной войне.

«Окопная правда» в прозе военных и послевоенных лет обозначилась в литературе 40-х - 50-х годов, позднее эстафету подхватили писатели 60-х-80-х годов знавшие войну не по наслышке. В наш список вошли произведения, которые стали художественной летописью Великой Отечественной войны, каждая ценна и интересна по-своему, поэтому в нашем списке они расположены в алфавите фамилий авторов. Выбор за вами уважаемые читатели!

Астафьев В.П. «Прокляты и убиты»

Астафьев, В. П. Прокляты и убиты [Текст] : роман / В. П. Астафьев. - М. : Эксмо, 2007. - 767 с. - (Русская классика ХХ века)
ЮН

         Пережитое на войне, война, какой видел ее Виктор Астафьев на передовой, стали центральной темой творчества писателя. Роман "Прокляты и убиты" он наполнил невероятной энергией, энергией сопротивления безвременной смерти. Именно этим романом Астафьев подвел итог своим размышлениям о войне как о "преступлении против разума"....

Первая часть дилогии Астафьева «Прокляты и убиты»,  называют одной из самых правдивых книг о Войне. Герои этого романа — «простые», «обычные» солдаты в обычной фронтовой жизни. «Чертова яма» — посвящена даже не фронту, а учебке, изнанке военной жизни. «Прокляты и убиты» — впечатляет не только своими литературными достоинствам но и жесткой правдой войны, увиденной глазами простого солдата-пехотинца. Бондарев Ю.В. «Горячий снег»

Бондарев, Ю. В.Горячий снег [Текст] :Роман / Ю. Бондарев. - М.: АСТ:

Транзит-книга, 2004.-414с. с.

Ф3,5,6,9,13,14.

         В романе представлено как бы два поляризующих источника драматического развития сюжета. С одной стороны, это Ставка, где командующий армией определяет задачи глобального масштаба, с другой - артиллерийская батарея, практически выполняющая эти задачи, под предводительством совсем еще юных лейтенантов. В связи с этим в произведении появляется командный состав - комдив Деев, член Военного Совета Веснин, командарм Бессонов и Верховный Главнокомандующий Сталин.
         Действие в романе происходит в так называемом «пульсирующем» времени. В начале произведения время движется медленно: приезд дивизии, ее бросок на передовую через морозные степи, рытье окопов, установка орудий - все совершается в обычном режиме бытового времени, окрашенного и шуткой, и конфузом, и трагикомическими событиями. Однако с приближением боя время, ускоряясь, несется в фантастическом темпе.

 

Быков В.В.  «Обелиск»
Быков, В.В. Обелиск. Сотников [Текст] : Повести / В.В. Быков.- М.: Детская литература. - 1988. - 240 с.

ПО, ЮН, ДО, Ф3,4,5,6,11,12,13,14.

          Во время германской оккупации молодой учитель из Белоруссии воспитывает в своих учениках смелость и мужество. Дети решают вопреки воле учителя отомстить немцам за своих родителей. В результате своих действий ученики оказываются в фашистском плену.

Учитель решает сдаться врагу и помочь детям. Но после войны его действия расцениваются как предательство.

До окончания войны доживает только один ученик. Он всеми силами пытается восстановить доброе имя учителя.

 

Воробьев К.Д. «Убиты под Москвой» 
Воробьев, К.Д. Убиты под Москвой: Повести и рассказы: для дет. сред. школ. возраста / К.Д. Воробьев. - М.: Детская литература. -  2003. - 286 с.
ЮН, ДО, Ф13.

Эта короткая повесть вместила в себя целую эпоху. Война, врываясь в человеческую жизнь ломает нравственные ценности, привычный взгляд на вещи.

         В этой повести рассказывается о трагедии молодых кремлевских курсантов, посланных на смерть во время наступления немцев под Москвой зимой 1941 года. Писатель ставит важную проблему убийства своих своими же. Ему удалось показать весь ужас предательства своих мальчишек, которые вначале  «почти радостно» реагировали на пролетавшие юнкерсы. 
         Главный герой повести Алеша Ястребов, как и все, «нес в себе неуемное, притаившееся счастье», «радость гибкого молодого тела».
 

Некрасов В.П. « В окопах Сталинграда»
Некрасов В.П. «В окопах Сталинграда» [Текст] : / Великая Отечественная война в русской литературе. - М. : АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2012. - 463 с. 
ЮН, Ф3, 4, 5, 6, 9, 13,14.

         Повесть В.Некрасова "В окопах Сталинграда" стала одной из первых книг о войне, написанных объективно, достоверно, без украшательств, без сокрытия правды, став фактически программным произведением "психологического натурализма" - новой тенденции в военной литературе - в 1946 году. Автор, бывший на фронте с 1941 по 1944 год, сам участвовавший в Сталинградской битве, избежал романтической поэтики, парадного изображения войны, ушел от идеологических стереотипов. Конфликт нравственного характера раскрыт в повести в противостоянии людей, укрывающихся за красивыми фразами, и молчунов, проливающих свою кровь за свободу родной земли.

Повесть "В окопах Сталинграда" принесла В.Некрасову настоящую славу, поразив читателя искренностью, достоверностью изображения событий, прямотой.

 

Полевой Б. «Повесть о настоящем человеке»

Полевой, Б.Н. Повесть о настоящем человеке [Текст] : / Б.Н. Полевой. - Минск: Юнацтва, 1987.-319 с.

Ф9, 12.

         Это одно из тех произведений, которое рекомендуется прочитать каждому. Чтобы люди начали ценить жизнь и насколько сильное должно быть стремление к жизни.

Только лишь «Повесть о настоящем человеке» появилась в журнале, как Б. Полевому отовсюду пошли письма. Сотни, тысячи писем от незнакомых и близких людей, от фронтовиков, от женщин, от молодежи. Потом газеты и журналы опубликуют статьи и исследования, посвященные легендарной истории летчика А. Маресьева, который после ампутации ног в результате трудных и мучительных тренировок смог вернуться на фронт.

         Трудно сказать что-нибудь новое об этой легендарной книге. Написанной после войны в 1946 г. Но когда кто-то впервые открывает ее страницы, не остается равнодушным к судьбе поколения военных лет.

 

Симонов К. «Живые и мертвые»

Симонов,  К.  Живые и мертвые: Роман [Текст] : / К. Симонов . - М.: АСТ: Транзиткнига, 2004.-509 с.

Ф3,5,9,13,14

         Роман К.М.Симонова «Живые и мертвые» – одно из самых известных произведений о Великой Отечественной войне.

         Книга «Живые и мертвые посвящена 1941г., страшным дням отступления и битве под Москвой, нанесшей первый сильный удар фашистской армии. В центре книги - судьба политрука Синцова, мужественного человека, испившего всю горечь отступления, свидетеля безграничной стойкости и отваги советских людей. Писателю удалось показать, как в самых трудных условиях первого года войны уже ковалась победа.

         Основной сюжетный узел книги «Солдатами не рождаються» - Сталинградская битва. Центральное место в этой части трилогии принадлежит генералу Серпилину – талантливому стратегу, человеку действия, напряженной мысли, обостренного нравственного чувства.

         Третья книга – «Последнее лето»- отражает события 1944 года. Война для героев Симонова стала не только подвигом, но и искусством , которым они овладели. И хотя победа уже близка,  в это «последнее лето» еще многие сложат голову в борьбе с фашизмом. Самые трагические страницы связаны с гибелью  генерала Серпилина.

         Трилогия Симонова- широкое эпическое повествование , которое освещает и этапы войны, судьбы многих героев.

 

Смирнов С. «Брестская крепость»

Смирнов, С.С. Брестская крепость. 1941-1945. [Текст] : / С.С. Смирнов. - М.: Раритет, 2000.-406 с.

КХ

         Эта книга необычной судьбы восстановила правду о легендарной обороне Брестской крепости и о драматических судьбах  ее героических защитников.

         Она итог многолетней деятельности писателя С. С. Смирнова (1915-1976 гг.), решившего воссоздать невероятный подвиг людей, который долго оставался полностью неизвестным. Героизм защитников брестской крепости был продолжен отважным стремлением писателя рассказать честную, полную драматизма правду, которая долго была под запретом.

 

Твардовский   «Василий Теркин»

Твардовский, А. Т. Василий Теркин: Книга про бойца [Текст] :  / А. Т. Твардовский. - М.: Сов. Россия, 1980. - 252 с.

Ф3

         Поэма Александра Твардовского «Василий Теркин» стала поистене народной энциклопедией жизни советского солдата на фронте. В отличии от пафосно-мужественных героев других советских стихотворений о Великой Отечественной войне, Теркин - обычный русский мужик, живой человек, который искренне любит Родину и свой народ, с юмором воспринимает любые жизненные тяготы и находит выход даже из самого трудного положения. По мнению многих критиков, именно на «Теркиных» в 1941-1945 годах держался русский  характер. Феномен Теркина в том, что война его не ожесточила, не озлобила; ему начинаешь доверять с первых же страниц поэмы, а высказывания персонажа, сам того не замечая, используешь в повседневной жизни.

         Война у Твардовского представлена без прикрас, а поэма «Василий Теркин» получилась своеобразной её летописью, ведь писалась о бойцах и для бойцов.

 

Шолохов М. «Они сражались за Родину», «Судьба человека»
Шолохов, М.А. Судьба человека [Текст : / М.А. Шолохов.- М.: Советская Россия, 1979. - 127 с.

ЮН

         Михаил Шолохов написал этот рассказ на основе реальной истории, произошедшей с ним в 1946 году. Однажды он случайно встретил на переправе через реку мужчину, который вел мальчугана; остановившись, чтобы отдохнуть, они поведали писателю свои историю.

         Главный герой рассказа, Андрей Соколов, был вынужден оставить дом, хорошую работу, любимую жену, троих детей и уйти на фронт. На передовой он ведет себя очень достойно и всегда готов оказать помощь товарищу, выполнить сложные поручения командования. Война отбирает у Соколова все – родные гибнут, дом сгорает; если бы не Ванюша, которого герой усыновляет, солдат бы точно помутился рассудком.

         «Судьба человека» - рассказ о судьбе целого народа, об ужасах, творившихся в немецком плену, о твердости характера и нравственной победе, которая стала символом победы советских войск.

 Великая Отечественная война в прозе первого десятилетия 21 в. Обзор литературы.

 

Нажмите для просмотра

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА В ПРОЗЕ ПЕРВОГО

ДЕСЯТИЛЕТИЯ XXI в. 

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

         Новый литературный век уже разменял свое первое десятилетие. Какое же место в прозе «нулевых» отводится литературе о Великой Отечественной войне и как трактуется эта тема в веке XXI.

История Великой Отечественной войны полна множеством героических, трагических победных страниц, ни одну из которых не вычеркнешь из памяти народной.

Можно сказать, что военная тема неисчерпаема. Современная военная проза – это новый, уникальный, сложный феномен в литературе.

И по-прежнему тон задают фронтовики.

В книге французской журналистки и писательницы Елены Жоли «Победа любой ценой»:– Москва, Яуза, Эксмо, 2010 г. – 352 с. Собраны уникальные интервью ветеранов Великой Отечественной войны.

Герои книги – люди разных профессий: писатели, ученые, научные сотрудники, журналисты, художники, деятели искусства и дипломаты. Когда Гитлер напал на Советский Союз 21 июня 1941 года, они все еще были студентами.

Их рассказы потрясают. Некоторых отправляли на фронт с одним ружьем на троих. Двое других были лишь мишенью для вражеских пуль. Советские войска отступали.

Немцы подошли так близко к Москве, что раненых доставляли с фронта на троллейбусах, карет «Скорой помощи» не хватало. Страх смерти и всякий эгоизм растворялись в порыве единого общего героизма. Это и позволило остановить врага. Так же, как паника бывает заразительна, охватывая даже тех, кто ничем не рискует, их героизм заразил целое поколение, погруженное в ад бомбежек и рукопашных боев.

Студенты быстро становились офицерами, занимая места погибших.

Казалось бы, рассказы очевидцев похожи друг на друга. «Когда началась война я только что закончил школу (…) Я родился в 1921 году (…)Я родился в 1922 году в Ростове-на-Дону (…) Когда война началась, я уже служил в армии (…) Мне был 21 год, когда началась война, я учился на филологическом факультете». Но очень быстро книга становится захватывающей. От нее невозможно оторваться. Каждый описывает свой пройденный путь испытаний. Но в то же время каждый рассказ освещает какой-то новый аспект той эпохи. Например, день, когда Сталин думал, что его пришли арестовывать. Или рассказ переводчицы, которой пришлось держать при себе зубы Гитлера в течение целого дня. Мнения о Сталине у многих совпадают. Все рассказчики, включая обоих сыновей министра Микояна говорят о его огромных стратегических просчетах.

Но все очевидцы в то же время признают смелость его решения не покидать Москву, его заслугу в создании мощного военно-промышленного комплекса, ту роль, которую он сыграл в объединении советского народа, беззаветно верящего ему.

Если мы хотим отдать дань памяти ветеранам Великой Отечественной, предлагаю всем прочесть книгу «Победа любой ценой», свидетельства тех, кто выжил и победил в той гигантской битве.

Новый роман Даниила Гранина, мэтра российской литературы, «Мой лейтенант»(М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013. – 320с.) также воспоминание о прошедшей войне.

Это взгляд на Великую Отечественную войну с изнанки, не с точки зрения генералов и маршалов, спокойно отправляющих в пекло и мясорубку целые армии, из траншей и окопов.

На фоне тягот, ужасов и неприглядности войны автор дает возможность выговориться простому лейтенанту, одному из тех, кому мы обязаны своей победой. Тех, о чьей смерти официальные сводки Информбюро сообщали как о незначительных потерях в боях местного значения». Тех, кто вряд ли выбрал себе такую судьбу, будь на то их собственная воля.

Этот роман ни в коем случае не автобиографичен, хотя понять, кем на самом деле приходятся друг другу автор книги и лейтенант – несложно. Тем не менее на страницах романа живут каждый своей жизнью два разных человека: один молодой, импульсивный, дерзкий, романтичный, а второй – мудрый, знающий цену жизни и научившийся противостоять обстоятельствам. И у каждого из них – своя, правда.

Сам  Д. Гранин прожил большую жизнь, родился в 1919г. в Курской области. В 1940г. окончил Ленинградский политехнический институт, и начал трудовую деятельность на заводе им. Кирова в Ленинграде.

Когда началась война, вступил в полк народного ополчения Кировского завода, затем служил в пехоте танковых войсках. Автор в 60-90 годы повестей и романов «Иду на грозу», «Зубр», «Блокадная книга» ( в соавторстве с Адамовичем).

Д. Гранин удостоен звания  – Лауреат Государственной премии СССР, Государственной премии России, в 2012г. он стал победителем национальной литературной премии «Большая книга». Так что ветераны всегда в строю.

Немало новой прозы о войне в последние годы появилось в альманахе «Подвиг». «Письма на плащ-палатке» военного историка и журналиста Валентина Николаева (Николаев, В. Письма на плащ-палатке / В. Николаев // Подвиг. – 2007. – №5.) по жанру обозначены самим автором как эпос. Здесь широкий охват самых разных сторон минувшей войны. Тема автору близка. Подростком он пережил оккупацию на Смоленщине, партизанил, а позднее получил 4 высших образования, в том числе – военное и историческое. Конкретные факты, цифры, приводимые в «Письмах», придают повествованию достоверность и убедительность. Чувствуется горячее восхищение автора подвигом его героев и желание отмести модные фальсификации истории.

Столь же благую цель преследует другой бывший фронтовик-писатель Владимир Карпов. Его роман «Гроза на востоке» (Карпов, В. Гроза на востоке / В. Карпов // Подвиг. – 2006. – №8) посвящён победе советских войск над Японией в сентябре 1945г. Автор сетует, что о войне с Японией всегда писали вскользь, мимоходом. Он восстанавливает историческую справедливость, показывая события на восточном театре военных действий.

Несколько иной пафос звучит в повести Бориса Васильева «Победители» (Васильев, Б. Победители / Б. Васильев // Подвиг. – 2006. – №3). Автор смещает акцент от героико-романтического к критическому, оценивает действия Красной Армии и моральный облик советских бойцов без особого восхищения. Одна из главных сюжетных линий – отношения  между советским офицером Журфиксовым и Софьей Георгиевной – недавней переводчицей немецкого бургомистра, их отъезд из побежденной Германии в Союз, начало совместной жизни в отдаленном гарнизоне. Мирная служба сопровождается беспробудным пьянством победителей, сложной общественно-политической ситуацией в стране и новыми громкими делами в отношении «врагов народа», в том числе – делом так называемых врачей-вредителей.

Еще одно эпическое полотно – роман Владимира Богомолова (умер в 2003 г.) «Жизнь моя, иль ты приснилась мне?..» (Богомолов, В. Жизнь моя, иль ты приснилась мне?../ В. Богомолов // Наш современник.-2005. – №10. – С.3-44; №11. – С.8-43; №12. – С.41-65; 2006. – №1. – С.81 – 138; №10. – С.26 – 75.) В своем новом романе автор знаменитых произведений «Иван», «Момент истины» переплетает художественность с языком документов. Здесь и последний месяц войны на территории Германии, и фронтовая разведка, и начало мирной жизни в Германии, где все дышит разрухой и недавней войной.

К 100-летию со дня рождения известного военачальника Ивана Даниловича Черняховского напечатана художественно-документальная повесть военного журналиста Анатолия Седых «Летнее солнцестояние» (Седых, А. Летнее солнцестояние / А. Седых // Наш современник. – 2006. – №5. – С. 11 – 57.) Мы видим главного героя - полковника Черняховского – в сложный период его  биографии – накануне и в самом начале войны, когда он командовал 28-й танковой дивизией. Тогда еще никто не мог знать, что в 1945 г. И.Д. Черняховский будет командовать фронтом, пройдет с боями до Восточной Пруссии и погибнет от осколка артснаряда. А в первые месяцы войны, показанные в повести, его дивизия стояла насмерть, отражая натиск немецких танков.

Многие авторы-фронтовики по возрасту относятся к тому поколению, которое ушло на фронт со школьной скамьи. Возможно, поэтому главными героями в их произведениях выступают совсем юные бойцы. О том поколении мальчишек, которое почти все осталось на полях сражений, о возвышенном, романтическом мировосприятии той молодежи рассказывает писатель и художник  Вольдемар Енишерлов(умер в 2000 г.) в повести «Война гремела над миром» (Енишерлов, В. Война гремела над миром / В. Енишерлов // Наш современник. – 2005. – №5. – С.10-53.). Знойное лето 1942 г., донецкая степь. На одном берегу реки Донец – немецкие войска, молодой лейтенант Вилли, проклинающий чуждую ему войну на чужой земле. На другом берегу – советская воинская часть, полевой госпиталь, веселый рязанский парень Саша Иванов, его любовь и тоска по дому. Это поначалу тихое противостояние обрывается тяжелыми, кровопролитными сражениями и отступлением советских войск из Донбасса.

Очень светлая автобиографическая повесть московского писателя Бориса Крейдермана «Война и люди» (Крейдерман, Б. Война и люди / Б. Крейдерман // Юность. – 2005. – №11. – С. 22-33.) посвящена судьбе молодого курсанта Тамбовского пехотного училища, досрочно отправленного с товарищами на фронт, испытавшего растерянность и даже трусость в первых боях, но затем прошедшего с боями до конца войны. На него, раненого, родители получили «похоронку», но он вернулся домой.

Повесть петербургского писателя – ветерана, искусствоведа Всеволода Петрова (умер в 1978г.) «Турдейская Манон Леско» (Петров, В. Турдейская Манон Леско / В.Петров // Новый мир. – 2006. – №11. – С. 6-43.) рассказывает об истории любви медсестры Веры из санитарного эшелона и раненого юноши. Влюбленный раненый, от лица которого ведется повествование, поэтизирует Веру, романтически возвышает. А кругом – война, смерть... Повесть напечатана спустя много лет после кончины автора.

Во многом автобиографична повесть Анатолия Генатулина «Среди валунов» (Генатулин, А. Среди валунов / А. Генатулин // Дружба народов.- 2005. – №5. – С. 83-104.), где главный герой – тоже молоденький солдат. Его батальон почти весь полег, отвоевав высоту на каменистой местности, среди огромных валунов.  Оставшиеся бойцы идут по тылам, вливаясь в другие формирования. Их ждут солдатские будни и тяжелые бои.

 Бондарев Ю. В. Горячий снег

 

Нажмите для просмотра

На кануне празднования 70-летия Победы в Великой Отечественной войне обращение к военным произведениям это своего рода поминовение тех, кто пал на полях войны и отдал свои жизни ради нас живущих. Таких произведений достаточно много и одно из них это роман «Горячий снег», который написал Ю. Бондарев.

Юрий Васильевич Бондарев родился 15 марта 1924 года в городе Орске. В годы Великой Отечественной войны писатель в качестве артиллериста прошёл длинный путь от Сталинграда до Чехословакии. Именно на фронте в сознание Ю. Бондарева окончательно вошли кристально чистые и ясные заповеди любви к Родине, порядочности, верности.

Незабытое пережитое открывается в произведениях писателя. И это заставляет говорить, что Бондарев — живой классик русской литературы, и является нравственным авторитетом для многих поколений россиян. Впечатления военных лет нашли отражение во многих его произведениях. В повестях «Батальоны просят огня», «Последние залпы», в романах «Горячий снег», «Берег» Юрий Бондарев показал героизм советских солдат, офицеров и генералов, раскрыл их психологию и неизменную верность Родине и народу.

Среди книг Юрия Бондарева о войне «Горячий снег» (1969) занимает особое место, открывая новые подходы к решению нравственных и психологических задач, поставленных ещё в его первых повестях – «Батальоны просят огня» и «Последние залпы». Эти три книги о войне - целостный и развивающийся мир, достигший в «Горячем снеге» наибольшей полноты и образной силы.

События романа «Горячий снег» разворачиваются под Сталинградом, южнее блокированной советскими войсками 6-й армии генерала Паулюса, в холодном декабре 1942 года, когда одна из наших армий сдерживала в приволжской степи удар танковых дивизий фельдмаршала Манштейна, который стремился пробить коридор к армии Паулюса и вывести ее из окружения. От успеха или неуспеха этой операции в значительной степени зависел исход битвы на Волге и, может, даже сроки окончания самой войны. Время действия романа ограничено всего несколькими днями в течение которых герои Юрия Бондарева самоотверженно обороняют крошечный пятачок земли от немецких танков.

Роман отличается прямотой, непосредственной связью сюжета с подлинными событиями Великой Отечественной войны, с одним из ее решающих моментов. Жизнь и смерть героев романа, сами их судьбы освещаются тревожным светом подлинной истории, в результате чего все обретает особую весомость, значительность.

Рассказывая о создании романа «Горячий снег», Ю. Бондарев так определил понятие героизма на войне: «Мне кажется, героизм – это постоянное преодоление в сознании своем сомнений, неуверенности, страха. Представьте себе мороз, ледяной ветер, один сухарь на двоих, замерзшая смазка в затворах автоматов; пальцы в заиндевевших рукавицах не сгибаются от холода; злоба на повара, запоздавшего на передовую; отвратительное просасывание под ложечкой при виде входящих в пике «юнкерсов»; гибель товарищей… А через минуту надо идти в бой, навстречу всему враждебному, что хочет убить тебя. В эти мгновения спрессована вся жизнь солдата, эти минуты - быть или не быть, это миг преодоления себя. Это героизм «тихий», вроде скрытый от постороннего взгляда. Героизм в себе. Но он определили победу в минувшей войне, потому что воевали миллионы».

«Героизм миллионов» пронизывал всю толщу Красной Армии, которая предстает в романе как глубокое и полное выражение русского характера. Каждый - от командира Бессонова и до лейтенанта Кузнецова, до рядового Рубина – понимал, ощущал всем своим естеством, что позади Сталинград, до которого, до стиснутой в кольце трехсоттысячной армии Паулюса всего сорок пять километров. По сути дела именно здесь, в столкновении двух гигантских сил раскрылся дух советского народа., его долготерпение и выносливость, которые проявляются каждый миг и час – в «тихом» героизме Кузнецова и его боевых товарищей Уханова, Нечаева, Рубина, Зои Елагиной, и в контрударе слабого танкового полка Хохлова, задача которого сковать на какое-то время прорвавшегося на южный берег противника, и в мудром выжидании Бессонова, решившего не распылять, держать до переломного момента два корпуса, которые должны подойти.

Это роман о сильных русских людях, которые ценой своей жизни дали жизнь другим. Мы не вправе забывать свою историю, своих дедов и прадедов, особенно сейчас, когда в мире появляются новые неофашистские объединения и силы способные переписать и оболгать историю о той многострадальной войне пережитой нашим народом.

Книги, написанные фронтовиками, нельзя характеризовать определением – лучше или хуже написанного ранее. Это были другие книги, написанные по-другому и другими людьми. Война была содержанием и формой их существования. И по прошествии многих лет она не стала для них просто историей.

 

Дополнительная литература о творчестве Ю. Бондарева:

  1. Горбунова Е. Юрий Бондарев: Очерк творчества / Е. Грбунова. – М.: Сов Россия, 1989.
  2. 2. Идашкин Ю. Грани таланта: О творчестве Ю. Бондарева / Ю.В. Идашкин. – М.: Худ. лит-ра, 1983.
  3. 2. Михайлов О.Н. Юрий Бондарев / О.Н. Михайлов. – М.: Сов. Россия, 1976.

Предложенные книги Вы можете найти в читальном зале Центральной библиотеки им А.С. Пушкина.

 Распутин.В. Г. Живи и помни

 

Нажмите для просмотра

Валентин Григорьевич Распутин - современный русский писатель, коренной сибиряк. Его творчество отмечено многими государственными наградами и литературными премиями. За повесть «Живи и помни», вышедшую в 1974 году, удостоен Государственной премии. Эта книга получила признание и у нас в стране, и за рубежом. В ней затрагивается все та же вечная тема – война. О Второй Мировой войне размышляли многие советские писатели. Но есть в понимании этой темы Распутиным нечто особенное, что заставляет внимательней вчитываться в его книги.

Виктор Астафьев назвал повесть «Живи и помни» одной из лучших книг о Второй Мировой войне, отметив «потрясающую, глубокую трагичность», он сказал так: « - Живи и помни, человек, в беде, в кручине, в самые тяжкие дни испытаний место твое - рядом с твоим народом; всякое отступничество, вызванное слабостью ль твоей, неразумением ли, оборачивается еще большим горем для твоей родины и народа, а стало быть, и для тебя».

Замыслом сюжета этой повести явились воспоминания детства Распутина: «Я помню, как недалеко от нашей деревни обнаружили дезертира. Он долго скрывался, жил в стороне от человеческого жилья Он озлобился, убил теленка, у кого-то что-то украл. Я помню, как через всю деревню вели заросшего, страшного человека. Это детское впечатление отложилось в памяти и через много лет проклюнулось зернышко сюжета».

Что же в повести «Живи и помни» привлекло к себе всеобщее внимание? Не только выбранная тема, конечно. О дезертирстве писали многие. Эта тема не нова, просто раскрыта Распутиным по-новому. Интересен подход к изображению войны. Вроде бы в повести нет описаний боев, почти не затронут фронтовой быт. Мы видим войну «с изнанки», со стороны тыла, и, тем не менее, чувствуем ее ход, ни на минуту не забываем, что где-то, не так уж далеко, гибнут люди. Не будь войны, не осталась бы молодая Настенина подруга Надька с тремя ребятишками на руках. Не будь войны, не вернулся бы Максим Вологжин инвалидом. Не будь войны, не произошло бы этой страшной беды с Настеной и Андреем.

В повести «Живи и помни» Валентин Распутин не просто рассказывает о жизни героя и героини, но соотносит их судьбы с народной судьбой на трагическом изломе истории. Так он решает тему «человек и война». В повести нет героев, совершающих военные подвиги. Два главных действующих лица – дезертир Гуськов и его жена. Причем в книге идет речь не столько о дезертире, сколько именно о его жене. Это всегда подчеркивал сам автор, говоря о своей книге. За ее судьбой, за ее переживаниями Распутин следит с сочувствием и состраданием. Настена – образ русской женщины, великой в своих поступках и в своих несчастьях. Если из двоих супругов Гуськовых кто-то и достоин называться героем, то это Настена.

Самоубийство Настёны удесятеряет вину Андрея. Нет, она не простила Андрею его вины, но она как сильная и любящая натура, не в силах принять как искупление, как спасение людское наказание. Она сама себя приговорила и наказала смертью. Это как бы ощущение, тот единственный маг, которым в её представлении она сможет искупить, и сбыть свою вину перед людьми и собой.

А. Гуськов став дезертиром не вдруг, а идя к этому всем своим неизменным, жестоким, эгоистичным началом сам загнал себя в западню своей слабостью, бесхарактерностью, животным страхом смерти. Не мысля себе пути назад, единственный выход видит в том, чтобы превратится в зверя, которому ничего на свете не жаль, ничего не надо, кроме удовлетворения животных потребностей. Трагедия Настёны – это не только личная, но и глубоко общественная трагедия, поскольку в ней не остаётся безучастным не один житель села Атамановка.

Лицо народа сурово непреклонно. Люди шли на любые жертвы ради победы в справедливой, освободительной войне. Эта война и в голодной сибирской деревушке двадцати с небольших домах, война в душе каждого её жителя, и значит они не могут не видеть в дезертире своего врага, не могут терпеть его существования рядом со своим. А то, что дезертир из их среды, из их деревни ещё больше усиливает чувство ненависти к нему. Поэтому отец Андрея, старик Гуськов, догадываясь о том, что сын его где – то здесь рядом, и тот жесток и непреклонен по отношению к нему, сыну своему. Кто знает, что прозойдёт если отец и сын встретятся лицом к лицу где – нибудь в тайге? Может быть тихо, деловито, со страшной болью в сердце и со слезами на глазах отец сам бы вынес смертный приговор дезертиру , чтобы очистить свою совесть и совесть всего селения Атамановки. Совесть народа, которому он принадлежит.

«Живи и помни» – поясной поклон нынешнего поколения всем, кто прошёл и выстоял войну, кто не согнулся и не победил в тылу и на полях сражений. Повествуя о днях минувших, это произведение Распутина целиком обращено в день сегодняшний. Оно зовёт сегодняшнего читателя жить честно и прямо, по закону, самоотверженно служить родине. А первые же неверные шаги, даже малая твоя ошибка приведёт неизбежно к полному поражению, трагедии, позору.

Источник: http://mb-pomni.

http://festival.1september.ru

https://besoch.com

Дополнительная литература о творчестве В. Распутина:

  1. Дырдин А.А. Былинный источник силы / А.А. Дырдин // В кн. Творческие взгляды советских писателей. – Л.: Наука,1981 – с.270-285.
  2. Кузнецов Ф. Знающий слово: о творчестве В. Распутина/ Ф. Кузнецов // Литературная газета. – 2007. - № 10 (10-20 марта) – с.5
  3. Курбатов В. Живем и помним: о писателе В. Распутине/ В. Курбатов // Литературная газета. – 2007. - № 10 (20 марта) – с.5
  4. Плеханова И.И. Рассказы В. Распутина 80-х годов (нравственно-философский поиск) / И.И. Плеханова // В кн. Нравственно-философские искания современной советской литературы. – Л: Изд. Ленинградского университета, 1986 – с.132-143
  5. Повести Валентина Распутина // В кн. Залыгин С. Литературные заботы. – М.: Советская Россия,1982 – с.236-248
  6. Распутин В.  Откуда пошли мои книги/ В. Распутин // Уроки литературы. – 2008. - № 9. – С. 2-4.
  7. Чалмаев В.А. В.Г. Распутин: Творческий путь писателя/В.А. Чалмаев // Литература в школе. – 2005 - № 9 – с.2-8

 

 Симонов.К. Живые и мертвые

 

Нажмите для просмотра

Константин Симонов - известный русский писатель, всю войну прослуживший военным корреспондентом, поэт, обессмертивший себя пронзительным стихотворением «Жди меня, и я вернусь...», романом «Живые и мертвые», который, разросшись в трилогию, стал художественным эпическим повествованием о пути советского народа к победе в Великой Отечественной войне.

Работа над романом оказалась многоэтапной, шла с остановками. В январе 1955 года Симонов сообщает своим корреспондентам, что заканчивает сбор и подготовку материала – работа над рукописью, очевидно, начнется весной или ранним летом. В ту пору у него еще не было твердого решения писать трилогию: роман «Живые и мертвые», должен был стать продолжением «Товарищей по оружию», «второй книгой».

Автор «Живых и мертвых» позднее будет считать своей первой ошибкой намерение продолжить «Товарищей по оружию», написать роман с Артемьевым, Полыниным, Климовичем в центре сюжета.

Вторая ошибка, по его позднейшему признанию, заключалась в том, что слишком обширна была география романа: она фактически повторяла маршруты фронтовых поездок писателя; в результате в романе появились три начала, во многом повторявших друг друга – места действия разные, а проблемы сходные, роман разрастался, не углубляясь.

После многих сомнений, споров с самим собой роман был отложен на полтора года. И только после этого решения Симонов ограничил место действия романа Западным фронтом, сюжет- судьба Синцова. При таком решении сравнительно быстро сложился новый план романа.

Когда сосредоточился на одном направлении, потребовавшем новой глубины и конкретизации в изображении событий и их участников, автор остро почувствовал  нехватку материала. Помогли люди, воевавшие под Москвой. Встречи с защитниками Москвы расширяли представление о Московской битве, обогащали писательские наблюдения все новыми фактами и подробностями, помогали созданию той содержательной «многоголосицы» романа, которая образуется тем, что автор, как бы лишая себя монопольного права на роль рассказчика, то и дело «передает слово» действующим лицам; личность, психология, опыт каждого из них увеличивает количество изменений и ракурсов, в которых видится война. Такая смена точек зрения, ставшая одной из сильных сторон романа, открывает новые возможности углубления в характеры людей. И это было очень важно. Ведь каждый из персонажей романа по-своему интересен, каждого важно понять.

Поиски углублений помогли сокращениям, помогли созданию необходимого напряжения сюжета и действия. После встреч с защитниками Москвы Симонов за год закончил роман, произвел другие сокращения и уточнения и отправил рукопись в печать.

Открывающие роман сцены и эпизоды несут в себе правду первых недель войны - тяжкую и страшную, но героическую; неразбериху, бегство, но и стойкость, набирающее силу воинское учение. Тема реального роста армии, роста человека на войне, генеральная для трилогии, начинается уже здесь, в первых главах «Живых и мертвых».

У героев неодинаковое отношение к происходящему при общей вере в победу. У одних – горе до слез. У других – еще не преодоленный страх, мешающий трезво думать. Третьи уже обрели ту бесстрашную волю, которая помогает стойкости. Встречи Синцова и его «пассажиров» с капитаном Ивановым, а потом с Серпилиным и его полком позволяют автору романа подвести своих героев к выводу, который не ахти как сложен и, тем не менее, нелегко давался в первые дни войны: немец тоже смертен, останавливается, когда обороняющиеся проявляют необходимую стойкость, бежит, когда его гонят.

В романе, вернее трилогии, Симонова выстраданная победа снова проходит перед нами -  с препятствиями, какие повстречались на ее пути, с трудностями, которые могли показаться непреодолимыми для простых смертных и все же были преодолимы.

Трилогия отмечена достоинством последовательного историзма. Ее три части – это и три состояния армии: одно в битве за Москву, другое при обороне Сталинграда и совсем иное – во время подготовки наступательной операции, которая – после освобождения Белоруссии – выведет нашу армию на берлинское направление. Важнейшие художественные особенности трилогии, особенности новаторские, проявляются в том, что писателю удалось целостно показать ход событий, движение полководческой мысли, командирской тактики и солдатского умения. Работая над трилогией, Симонов со всей возможной тщательностью следил за тем, чтобы изменения в обстановке и перемены в людях шли вровень с войной.

Изображаемые в трилогии военные действия – от малых стычек до грандиозных сражений, дни и ночи фронтовой жизни обогащают нашу историческую память, наделяют нас уроками и опытом непреходящего значения.

Повторим еще раз: историзм и художественная сила «Живых и мертвых» в решающей степени связаны с объяснением людей, человеческого поведения и мышления, с умением писателя сделать героев романа, которых он любит, любимыми читателям.

Работая над трилогией, Симонов довольно широко использовал опыт очеркистики и прозы военных лет, часто писал образы, за каждым из которых – конкретный человек.

По трилогии Симонова был поставлен художественный фильм, где образы главных героев блестяще воплотили Кирилл Лавров и Анатолий Папанов.

 

Дополнительная литература о творчестве К. Симонова:

 

  1. Караганов А. Константин Симонов - вблизи и на расстоянии: очерк / А. Караганов. – М.:Советский писатель,1987.
  2. Лазарев Л. Военная проза Константина Симонова / Л. Лазарев. -  М.: Худож. лит., 1974.
  3. Макаров А. Воспитание чувств: литературно-критические статьи и очерки / А. Макаров. – М.: Советский писатель, 1957

 Васильев Б. А зори здесь тихие

 

Нажмите для просмотра

Борис Васильев известный советский и российский писатель, автор книг о Великой Отечественной войне и исторических романов. По словам самого писателя, он с раннего детства увлекался историей и литературой, играл в местном театре, сочинял статьи для собственного рукописного журнала. В 1954 году Васильев решил посвятить себя литературе.

Однажды Борис Васильев, мало кому известный киносценарист, проснулся знаменитым. Страна зачитывалась его первой повестью «А зори здесь тихие…». Зачитывалась, страдала, удивлялась, плакала, вспоминая лихолетье минувшей войны. Произведение получило огромный читательский резонанс, по его мотивам в 1972 году был снят одноимённый фильм.

Все произошло неожиданно. В редакцию журнала «Юность» незнакомый человек прислал рукопись. Потом пришел сам автор - стройный, красивый, с военной выправкой, поразивший всех какой-то тревожной серьезностью.

Борис Васильев – участник Великой Отечественной войны, затем – кадровый военный и потому солдатскую долю испил до конца. Он наделен обостренным чувством трагического, ибо его жизнь, как и жизнь его сверстников, была под прицелом смерти. Сколько он повидал на своем веку – страшных, героических, бессмысленных и всегда неожиданных смертей товарищей, однокашников, земляков. Он пришел к своему пониманию войны не сразу. Ее художественное осмысление начиналось в нем подспудно, оно требовало внутреннего накала, той критической точки, когда происходит самовоспламенение, материла, все оживает, приобретает зримые черты, конкретные и тревожные образы.

Борис Васильев – художник трагического, он выбирает ситуации экстремальные, порой жестокие, пишет страдания людей сквозь собственную боль, омывая невидимыми слезами, гибель близких людей, которые становятся для нас столь же родными. Погибают девочки из «Зорь…», погибают вроде бы нелепо, а на самом деле неизбежно и героически, потому что война права на выбор не давала. Но всякий раз, когда перечитываешь эту книгу или возвращаешься к кадрам фильма, сердце отказывается принять смерть…

Действующих лиц в произведении немного, время действия сжато. И вот на таком узком участке ведется глубинное исследование характеров, поступков и мотивов этих поступков. Герои в повести «А зори здесь тихие...» попадают в драматические ситуации, их судьбы — оптимистические трагедии. Герои — вчерашние школьники, а теперь участники войны. Васильев, как бы проверяя персонажей на прочность, ставит их в экстремальные обстоятельства. Писатель считает, что в таких ситуациях наиболее ярко проявляется характер человека.

Б. Васильев подводит своего героя к последней черте, к выбору между жизнью и смертью. Умереть с чистой совестью или остаться жить, запятнав себя. Герой могли сохранить себе жизнь. Но какой ценой? Нужно лишь чуть-чуть отступиться от собственной совести. Но герои Васильева не признают таких нравственных компромиссов. Что нужно для спасения девушек? Бросить без помощи Васкова и уйти. Но каждая из девушек совершает подвиг в соответствии со своим характером. Девушки были чем-то обижены на войну. У Риты Осяниной убили любимого мужа. Остался ребенок без отца. У Женьки Комельковой на глазах расстреляли немцы всю семью.

О подвигах героев почти никто не знает. В чем состоит подвиг? В этой жестокой, нечеловечески трудной борьбе с врагами остаться человеком. Подвиг — это преодоление себя. Мы выиграли войну не только потому, что были гениальные полководцы, но были и такие незаметные герои, как Федот Басков, Рита Осянина, Женя Комелькова, Лиза Бричкина, Соня Гурвич. И эти мужественные, сильные духом девушки навсегда останутся в памяти человечества как герои Великой Отечественной войны.

За годы, прошедшие с момента появления повести « А зори здесь тихие», Борис Васильев написал много. Но о чем бы он не писал - о минувшей войне, о предвоенной жизни, о дне сегодняшнем, - он остается, верен себе: и неторопливой манерой рассказа, и доверительном тоном, сквозь который пробивается то авторская ирония, то простая человеческая грусть…

Борис Васильев не потому так часто заканчивает свои произведения трагически, что не видит иного выхода, а потому, что хочет предупредить людей: нельзя быть беспечными и легкомысленными, равнодушными и эгоистичными. Жалость и милосердие, которые он в нас пробуждает, необходимы нашему веку! Верный солдатскому чувству локтя, писатель своими книгами постоянно напоминает нам об этом.

 

Информация с сайта:

http://www.litra.ru

 

Дополнительная литература о творчестве Б. Васильева:

 

  1. Васильев Б. Оглянись на середине. Комментарии к прожитой жизни / Б. Васильев // Октябрь – 2003. - № 6. – С. 38-81.
  2. Васильев Б. Было или не было? (Факты биографии, история создания повести «А зори здесь тихие…», о достоверности повести) / Б. Васильев – Литературное обозрение. – 1973. - № 3. – с.104.
  3. Дементьев, А. Пути добра (вступительная статья) в кн: Васильев Б. Избранное. Т.1 - М.: Худож. лит., 1988.
  4. Тесемницина М.С. Повесть Б. Васильева «А зори здесь тихие….» на уроках внеклассного чтения / М.С. Тесемницина – Лит. в школе, 1974. - № 1. – С. 50-61.

 Проблема нравственного выбора человека на войне в романах Шолохова М.А. Они сражались за Родину и Бондарева Ю.В. Горячий снег

 

Нажмите для просмотра

Проблема нравственного выбора человека на войне в романах М.А.Шолохова «Они сражались за Родину» и Ю.В.Бондарева «Горячий снег».

 

Я только раз видала рукопашный,

Раз - наяву. И сотни раз - во сне...

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

 

 (Ю. Друнина, 1943)

 

         Тема войны традиционно была одной из ведущих в русской литературе, раскрывая и то, как понимает общество трагическое и героическое, и то, что считается высшими ценностями. И она всегда была значима для русской литературы именно потому, что помогала понять природу человека, выявить силы добра, противостоящие злу.

         Не секрет, что наше время характеризуется многочисленными безответными попытками очернить победу советских людей в одной из самых тяжелых войн в истории человечества. К чему приводит смещение акцентов, извращение смыслов, искажение исторических фактов показывают трагические события последнего года.

В этом контексте особое значение приобретают свидетельства классиков русской литературы XX века, таких как М.А.Шолохов и Ю.В.Бондарев. В своих  романах «Они сражались за Родину» и «Горячий снег» они затрагивают проблему нравственного выбора человека на войне, художественно неповторимо и убедительно раскрывают духовно-нравственные истоки подвига.

 

Говоря о замысле романа «Они сражались за Родину», Шолохов отмечал, что его «интересует участь простых людей в минувшей войне». Главными героями романа стали простые солдаты, каждый из которых до войны занимался любимым делом: Николай Стрельцов был агрономом, Иван Звягинцев – комбайнером, Петр Лопахин – шахтером. Шолохов подчеркивает, что это люди мирного труда, только волей судьбы ставшие воинами. Они воюют так же серьезно и основательно, как трудились до войны, чтобы, освободив родину от врага, вернуться домой, к родным, к земле, к любимой работе. Мысли о крестьянском труде не покидают героев на фронте: когда наступила небольшая передышка между боями, они «заговорили о том, что хлеба хороши в этом году повсеместно, что лобогрейками трудно будет косить такую густую, полегшую пшеницу, что женщинам очень тяжело будет в этом году управляться с уборкой и что, пожалуй, немцу достанется добра, если отступление не приостановится. Они толковали о хозяйственных делах вдумчиво, обстоятельно, как это обычно делают крестьяне, сидя в праздничный день на завалинке». «Бесхитростное счастье» испытывает Иван Звягинцев, когда помогает ремонтировать сломавшийся трактор. Он знает цену каждому колоску и не может без горечи смотреть на «горящие спелые хлеба на огромном степном просторе».

Одним из основных направлений художественного поиска и Шолохова, и Бондарева является анализ духовного мира рядовых участников войны, истоков их мужества, особенностей фронтового братства. Мы видим, как характеры героев постепенно раскрываются, эволюционируют. Так, за сутки Сталинградского сражения, изображенные в романе Бондарева «Горячий снег», происходят большие изменения в каждом, даже эпизодическом персонаже. Грубый и циничный Рубин оказывается таким лишь на словах. А на самом деле он отважный, мужественный человек, преданный товарищ. Дальневосточный моряк сержант Нечаев, который охотно рассказывает сослуживцам о своих бывших любовных похождениях во Владивостоке  и с настойчивостью ухаживает за санинструктором Зоей Елагиной, после ее гибели скажет: «И вот думаю: зеленая я трава. Зачем ей всякие штуки про себя вкручивал: мол, все бабы мои были. Баланда. Баланду травил. Ни одной настоящей не было». Отличающийся независимостью характера командир орудия Уханов, в начале повествования пренебрежительно относившийся к приказам офицеров и руководствовавшийся принципом «Дальше фронта не пошлют, больше пули не дадут», становится самым верным другом лейтенанта Кузнецова, человеком на которого можно положиться в любой ситуации.

В шолоховском и бондаревском романах возникает сложный микромир человеческих отношений. Ощущение зыбкости границ между жизнью и смертью, общее дело по-родственному сближают героев. На войне складывается особое товарищество, братство, возникают сложные взаимосвязи между бойцами, не ограничивающиеся только служебными отношениями. Это почти родственное сплочение, духовное единство. Подчеркнем, что речь здесь идет именно о соборном целом, о таком единении людей, в котором личность не обособляется, но и не сливается с ним до неразличимости, а пребывает в родственном, питаемом любовью единстве со всеми, в братском служении ближнему, в которых наиболее полно раскрывает себя. Эти отношения, это соборное начало в народе, по мнению писателей, и явилось залогом нашей Победы в Великой Отечественной войне.

У шолоховских и бондаревских персонажей присутствует осознанное понимание своего долга, целей войны. Они не только воюют, но и размышляют о войне, что во все времена являлось характерной чертой русского воина. Еще А.В.Суворов утверждал, что каждый солдат должен осознавать на поле боя свои действия, а не просто выполнять приказ командира. В начале повествования  Николай Стрельцов невесело размышляет: «От полка остались рожки да ножки, сохранили только знамя, несколько пулеметов и противотанковых ружей да кухню. А теперь вот идем становиться заслоном… Ни артиллерии, ни минометов, ни связи…». В таких условиях трудно просто выстоять, не говоря уже о том, чтобы одержать победу над хорошо обученным и вооруженным противником. Но за этими пессимистическими нотами кроется неугасимая вера солдат в Победу, ведь Правда на их стороне, а не на стороне тех, кто вторгся на их родную землю.

И Шолохов, и Бондарев отмечают, что истоки мужества солдат и офицеров заключаются в том, что они осознают правоту своего дела. Стыдясь за свое отступление перед мирными жителями, солдаты не хотят идти в тыл на отдых. Когда в роте осталось меньше тридцати человек, они принимают решение идти в другие роты, но не отступать.

 В романе «Горячий снег» не только крупные военачальники, но и простые солдаты воспринимают Сталинградскую битву как поворотный момент в ходе войны,  придают ей почти мистическое значение. От исхода этого сражения во многом зависел итог всей войны, поэтому столь велико было напряжение всех сил солдат и офицеров.

Шолохов и Бондарев откровенно рассказывают о трудностях на передовой, но одновременно с этим их интересует другое – героическое поведение человека на фронте. Истоки мужества и героизма человека на войне, по мнению писателей, коренятся в основах русского национального характера. Весьма знаменательно, что, даже совершая подвиг, персонажи не думают о нем как о подвиге. Естественность героизма русского человека в напряженной фронтовой обстановке прозаики считают одной из основных особенностей его нравственного облика.

Бондарев так определяет понятие героизма на войне: «Мне кажется, героизм – это постоянное преодоление в сознании своем сомнений, неуверенности, страха. Представьте себе: мороз, ледяной ветер, один сухарь на двоих, замерзшая смазка в затворах автоматов; пальцы а заиндевевших рукавицах не сгибаются от холода; злоба на повара, запоздавшего на передовую; отвратительное посасывание под ложечкой при виде входящих в пике «юнкерсов»; гибель товарищей… А через минуту надо идти в бой, навстречу всему враждебному, что хочет убить тебя. В эти мгновения спрессована вся жизнь солдата, эти минуты – быть или не быть. Это миг преодоления себя. Это героизм «тихий», вроде скрытый от постороннего взгляда. Героизм в себе. Но он определил победу в минувшей войне».

Героизм – это, по мнению Шолохова и Бондарева, ежедневное, ежечасное терпение, преодоление себя. Долгий кропотливый труд. И шолоховские, и бондаревские персонажи проходят школу этого  «тихого» героизма. Они не показаны в бою как «рыцари без страха и упрека». Авторов интересует, как в человеке постепенно зреет героическое начало, как оно побеждает в борьбе противоречивых состояний.

Первым шагом человека на пути к подвигу становится, по мысли Бондарева, преодоление страха смерти. Изображенные писателем персонажи – это живые люди с присущими им достоинствами и недостатками. Автор убежден, что чувство страха у человека в момент смертельной опасности вовсе не является свидетельством его душевной ущербности. Это чувство естественно и служит лишь подтверждением того, что человек ценит свою жизнь и не хочет бездумно расставаться с ней.

Характеры шолоховских и бондаревских персонажей проявляются и раскрываются в наибольшей степени в способности преодоления страха смерти и в том, как они относятся к выполнению воинского и человеческого долга. Слабость или сила героя заключается в том, сможет ли он преодолеть страх смерти, сможет ли  в нечеловеческих условиях войны остаться Человеком.

«Человек тогда становится человеком, когда овладевает великой тайной – осознав ценность жизни, перестает бояться смерти и, умирая во имя убеждений и веры, сеет зерна добра. В этом духовная основа каждого подвига», - уверен Бондарев. Духовно сильным человеком страх смерти преодолевается, заслоняется более возвышенными чувствами и, прежде всего любовью к Родине. А в человеке, у которого моральные представления развиты слабо, побеждают чувство самосохранения, стремление остаться в живых любой ценой.

Страх смерти чувствует рядовой Чибисов, несколько месяцев находившийся в немецком плену. Для него участие в сражении под Сталинградом оказывается серьезным испытанием, преодолением самого себя. Только благодаря душевной поддержке солдат и молитве происходит освобождение героя от страха смерти.

В романе Шолохова «Они сражались за Родину» также есть эпизод, в котором Иван Звягинцев во время боя, «беззвучно шевеля побелевшими губами, начал молиться», и молитва духовно укрепила его. Более того, Звягинцев выживает под ураганным огнем. Как видим, и Шолохов, и Бондарев в своей военной прозе выразили общую тенденцию, связанную с возвращением к традиционным, православным ценностям в годы войны.

Страх смерти оказывается не чужд и лейтенанту Кузнецову. От других героев романа «Горячий снег» его отличает то, что он отвечает не только за себя, но и за жизни подчиненных ему солдат. Во время бомбежки, когда вой пикирующих немецких самолетов, свист осколков все сильнее вжимали его тело в окоп, и не было сил, чтобы подняться, нужно было принять решение – приказать снять прицелы орудий, заставить кого-то под бомбовыми ударами выбежать из укрытия. Как старший по званию, Кузнецов имел право отдать приказ любому солдату, но как человек он «не смог этого приказать». Два начала: личный страх и ответственность за солдат  - борются в сознании Кузнецова. Но Кузнецов нашел в себе силы преодолеть страх смерти и вместе с Ухановым снял прицелы-панорамы с орудий. В течение суток Сталинградского сражения происходит рождение настоящего солдата и командира, ответственного за жизнь каждого батарейца. Выстоявший в страшных испытаниях, Кузнецов обретает народное отношение к смерти, прежде всего к смерти собственной, он просто забывает и не думает о ней. Именно в этом, на наш взгляд, состоит эволюция характера одного из главных героев романа Бондарева «Горячий снег» - в постижении им правды и сути народного подвига. Приобретенный Кузнецовым военный и жизненный опыт стал мостиком, внутренне сблизившим его с генералом Бессоновым. В финале романа Бессонов, находясь на поле сражения, едва узнал этого мальчика-лейтенанта, встреченного им перед боем на разъезде. Теперь во взгляде Кузнецова не было и тени растерянности, робости, а была немальчишеская серьезность – свидетельство наступившей духовной зрелости героя.

Таким образом, в романе Шолохова и Бондарева внимание авторов сосредоточено на изображении Великой Отечественной войны через судьбы ее рядовых участников, на детальном раскрытии характеров персонажей. Их внутреннего мира, психологии человека на войне, который обусловил массовый «тихий» героизм солдат и офицеров на фронте. Размышляя о Великой Отечественной войне, о ее значимости и исторической судьбоносности, Бондарев писал: «Это были годы высочайшей одухотворенности огромной страны. Веры в свой народ, в самих себя. Это было время неиссякаемой надежды и веры в Победу»

 

Использована литература:

//Литература в школе. – 2015. - №3. – с.11-15.

//Литература в школе. – 2014. - №3. – с.24-28.

 

 Повесть В.Кондратьева Сашка

 

Нажмите для просмотра

Память поколений

Повесть Вячеслава Кондратьева «Сашка»

 

 

«И это наша слава,

Погибших и вернувшихся назад.

Мы сами рассказать должны по праву

О нашем поколении солдат».

(Н. Старшинов)

 

«Книги о войне неотразимо воздействуют на нашу память, как кровоточащие зарубки… высокого духа», - говорил Юрий Бондарев. Писатели-фронтовики, прошедшие свой военный путь от Москвы до Берлина, сохранили эту память о войне и передали через свои произведения нам, нынешним.

Память о войне. Она не стирается, не тускнеет с годами. Потому, наверное, что это не только память отдельных людей или одного поколения. Это память народа, вписанная в его историю, в его настоящее и будущее. В его национальное самосознание. И каждая новая книга о войне тому подтверждение.

Обозревая литературу 70-80-х годов XX века о войне, критики единодушно отмечают интерес писателей к рядовому солдату, вынесшему на своих плечах основную тяжесть войны. В этом обращении к рядовому человеку на войне сказалась глубокая общественная потребность отдать дань уважения самоотверженному ратному труду советского солдата, заявить о нравственном долге  живущих -  вечно помнить «неизвестного солдата», безвестно погибшего, не занесенного ни в какие почетные списки, или чудом оставшегося в живых в скромном звании «участник Великой Отечественной войны».

 

Через тридцать пять лет после окончания войны (1980) вышла в свет повесть «Сашка», первое произведение Вячеслава Кондратьева. К. Симонов писал в предисловии к «Сашке»: «Это история человека, оказавшегося в самое трудное время в самом трудном месте и на самой трудной должности – солдатской».

Война в повести Кондратьева предстает не чередой боев, побед, поражений, а военным бытом с его повседневными заботами. Писатель исследует человека в повседневных явлениях, ведь нравственная готовность к подвигу сказывается во всем поведении человека: в его отношении к людям, к себе, к своему долгу. Там, в Овсянниковском овраге, в роще, в поле шла «малая война», и исход «большой» войны зависел от исхода множества этих «малых».

В своих заметках о том, как создавался «Сашка», Кондратьев писал: «Я начал жить какой-то странной, двойной жизнью: одной – в реальности, другой – в прошлом, в войне…  Начал я разыскивать тогда и своих Ржевских однополчан – мне до зарезу нужен был кто-нибудь из них, - но никого не нашел, и пала мысль, что, может, только я один уцелел, а раз так, то тем более должен рассказать я обо всем. В общем, схватила меня война за горло и не отпускала. И наступил момент, когда я уже просто не мог не начать писать».

Время действия повести – ранняя весна 1942 года, место – под Ржевом, где идут ожесточенные бои. А для Кондратьева так важна эта обыденная, страшная, святая и грешная, полная боли и памяти правда солдатской жизни, и именно ради нее привел он нас к Овсянниковскому оврагу, к заснеженной, насквозь простреливаемой роще, где воюют лейтенант и его рота – шестнадцать человек.

Герой повести, которого даже по фамилии не зовут, все Сашка да Сашка, так он молод, уже два месяца находится на «передке». На таком передке, где «просто обсохнуть, согреться – уже немалая удача», и поскольку распутица, то и «с хлебцем плохо, навару никакого. Полкотелка… пшенки на двоих – и будь здоров», а если с хлебцем плохо, то не лучше со снарядами, а немцы бьют и бьют. Нейтральная полоса между нашими и немецкими окопами простреливается насквозь и составляет всего тысячу шагов. Сашка ночью ползет на гиблую нейтралку добывать своему ротному командиру валенки с убитого немца, потому как у лейтенанта пимы такие, что их за лето не просушить. Хотя у самого Сашки обувь еще хуже.

Сашка захватит «языка», будет ранен, откажется расстреливать пленного, утешит тяжело раненного солдата и приведет к нему санитаров. Спасет от трибунала горячего лейтенанта Володьку.

Автор создал обаятельный образ человека, воплотившего лучшие качества. Ум, смекалка, нравственная определенность героя проявляются так непосредственно, открыто, что сразу вызывают доверие и любовь читателя. Сашка умен, сообразителен, ловок. Об этом свидетельствует эпизод пленения немца. Он постоянно в действии, в движении, много видит вокруг себя, думает, оценивает.

Но как бы трудно ни было Сашке, «ни разу не засомневался он в победе». Понимал, что «не научились еще воевать как следует что командиры, что рядовые. И что учеба эта на ходу, в боях идет по самой Сашкиной жизни. Понимал и ворчал иногда, как и другие, но не обезверил и делал свое солдатское дело, как умел, хотя особых геройств вроде не совершал».

Сколько прочитано книг, где главным событием был захват пленного. Как правило, это действие проходило с огромными трудностями, опасностями, с риском и людскими потерями. А Сашка, захвативший немца в коротком бою, не испытывает торжества – устал очень.

Один из главных эпизодов повести – отказ Сашки расстреливать пленного немца. Когда у бойца спрашивают, как же он решился не выполнить приказ – не стал расстреливать пленного, разве он не понимал, чем это ему грозило, он отвечает просто: «Люди же мы, а не фашисты…». И простые слова его исполнены глубочайшего смысла: они говорят о человечности, до высоты которой фашисты никогда не смогли бы подняться.

 

 

Примерно в это же время, когда написана повесть «Сашка», Кондратьев создал еще несколько рассказов и повестей, составивших сборник «ржевской прозы» писателя. И вот что удивительно. Обстановка окопа, фронта, постоянной опасности рождает у героев Кондратьева чувство жизни, а значит, фронтовой дружбы, братства, человечности, доброты. А в его Сашке воплотились самые лучшие черты народного мировосприятия: мужество, ум, бодрость духа в самых критических положениях, выносливость, трудолюбие, гуманизм и глубочайшая вера в победу.

Своей повестью «Сашка» В. Кондратьеву удалось сказать о своем поколении новое слово. Ведь среди фронтовиков 1922, 1923, 1924 годов рождения в живых осталось трое  из ста ушедших на фронт. Борьба за Родину – одно из самых дорогих качеств того поколения, которое для нас представляет Кондратьев в образе Сашки. А мы должны помнить о подвигах рядовых солдат, вынесших на своих плечах всю тяжесть той страшной войны.

 

 

Литература:

Произведения о Великой Отечественной войне на уроках литературы и во внеклассной работе: Кн. Для учителя / Сост. Е.П.Пронина. – М.: Просвещение, 1985. – 208 с.

//Литература в школе. – 2004. - №5. – с.19-23.

//Литература в школе. – 2010. - №6. – с.25.

//Литература в школе. – 2015. - №4. – с.35-39.

 

 О герое. Как рождался Василий Теркин

 

Нажмите для просмотра

О герое.

Как рождался «Василий Теркин»

Давайте составим анкету на Василия Теркина -  пожалуй, самого популярного бойца времен Великой Отечественной войны.

Фамилия Имя Отчество: Теркин Василий Иванович

Год рождения: 1941г. март. А.Т. Твардовский  начал писать «Книгу про бойца» Василия Теркина. 1942 г. Сентябрь. Первые главы были напечатаны в газете  «Красноармейская правда», почти одновременно со знаменитым приказом № 27, но были разительно  противопоставлены ему по смыслу. Приказ гневно клеймил отступавших солдат якобы «покрывших свои знамена позором», обвинял их «в позорном поведении» и даже «преступлении перед родиной». А «Книга про бойца» была полна живейшего сочувствия этим мученикам войны и во весь голос говорила о том, что им пришлось вынести и выдержать.

Шел наш брат, худой, голодный,
Потерявший связь и часть,
Шел поротно и повзводно,
И компанией свободной,
И один, как перст, подчас.

Полем шел, лесною кромкой,
Избегая лишних глаз,
Подходил к селу в потемках,
И служил ему котомкой
Боевой противогаз.

Шел он, серый, бородатый,
И, цепляясь за порог,
Заходил в любую хату,
Словно чем-то виноватый
Перед ней. А что он мог!

1945 г. 30 июня – написано заключение поэмы – «от автора».

«Светит месяц, ночь ясна,

Чарка выпита до дна…»

Тёркин, Тёркин, в самом деле,

Час настал, войне отбой.

С первых дней годины горькой,

В тяжкий час земли родной,

 Не шутил Василий Теркин

Подружились мы с тобой

Твардовский писал « «Книга про бойца», каково бы ни было ее собственно литературное значение в годы войны, была для меня истинным счастьем: она дала мне ощущение полной свободы обращения со стихом и словом….»

Родители. Родственники. Однофамильцы:

Отец – Александр Трифонович  Твардовский – поэт, военкор, редактор журнала «Новый мир». Он был военным корреспондентом, но никогда не называл себя фронтовиком. Хотя в 1941-м  чуть не погиб от бомбы, когда посещал Днепровскую флотилию.  Он рассказывал, что укрывался планшеткой от бомб. Такая вот горькая  шутка, чисто Теркинская.

А. Твардовский  был не только великим поэтом, гражданином, он был и великим солдатом и сражался всю свою жизнь за публикации правды о войне, за фронтовиков, за писателей, вел свою войну до последнего дня…

Ближайшие родственники-  Вася Теркин, как полу лубочный персонаж, первоначально родился, как плод коллективного авторства. Еще в 1939-1940гг., в дни советско-финской войны журналисты газеты «На страже Родины», среди которых был и Твардовский, придумали юмористическую рубрику, с постоянным героем. По форме эта рубрика чем то напоминала комикс – картинки со стихотворными подписями. Герой - «некий веселый, удачливый боец, фигура условная, лубочная», назвали его – Василий Теркин. Для этой рубрики Твардовский  написал несколько стихотворений, ставших первой пробой героя будущей «книги про бойца». Случайно найденный образ, по признанию самого Твардовского, захватил «всего меня без остатка».

Однофамильцы-  совпадение имени героя с главными персонажами романа писателя П.Д. Боборыкина «Василий Теркин» (1892г.), было случайным, во всяком случае, Твардовский в то время о существовании романа  Боборыкина даже не подозревал.

Национальность: конечно, Теркин - советский солдат, и не может быть другим, но это и русский советский солдат, -  и вне этой  национальной определенности он не существует. Это тип нации, это «возвращение русского человека  к лучшему русскому человеку».

Это – то национальное лицо  и делает Теркина эпическим, национальным героем. И война была всенародным, и общенациональным, и всемирно- историческим событием.

От Ивана до Фомы,

Мертвые ль, живые,

Все мы вместе – это мы,

Тот народ Россия.

И это он, Василий Теркин, герой  «книги про бойца», собрал в себе все особенности национального характера.

Самуил  Маршак сказал о Теркине: «балагур и гармонист». Да, но не только. Писали и о Теркине умном, и о Теркине любящем. Но Теркин не поддаётся ни одному такому определению, не поддается одному, потому что поддается всем. Теркин – национальный герой и его многогранность это цельность души, это человечность духа нации

Семейное положение:  Холост

Всех, кого взяла война,

Каждого солдата

Проводила хоть одна

Женщина когда-то...

 

Но хотя и жалко мне,

Сам помочь не в силе,

Что остался в стороне

Теркин мой Василий.

 

Не случилось никого

Проводить в дорогу.

 

Полюбите вы его,

Девушки, ей-богу!

 

Место  службы: В войну бойцы спрашивали Твардовского, где служил Василий Теркин, на каких фронтах воевал, писали ему письма.

 Боец Василий Теркин принимал участие во многих сражениях. Вот он выходит из окружения с мучительным вопросом : «Где она, Россия, по какой рубеж своя?». Отступая он пробирается к своим, затем вступает в бой, где вода была « пехоте по колено, грязь по грудь» преодолевает переправу «берег левый, берег правый». Идет по фронтовым дорогам войны, получая ранения.

Этот бой в болоте диком

На втором году войны

Не за город шел великий,

Что один у всей страны;

Не за гордую твердыню,

Что у матушки-реки,

А за некий, скажем ныне,

Населенный пункт Борки.

 

Василий Теркин, боец Красной Армии не избранник и не баловень судьбы,  а просто « парень сам собой» вполне обыкновенный. Но эта «обыкновенность делала его своим, родным, понятным.

Награды:  Награжден всенародной любовью. В городе Смоленске на родине автора А. Твардовского поставлен памятник Василию Теркину.

Нет, ребята, я не гордый.
Не загадывая вдаль,
Так скажу: зачем мне орден?
Я согласен на медаль.

Герой Твардовского сошел со страниц «книги про бойца» став персонажем народной мифологии. Прибаутки, присказки, афоризмы Теркина на фронте знали практически все, от рядового дои генерала. «Книга про бойца» стала книгой пор бойцов, каждого в отдельности и всех вместе,- не тех, что ищут славы, а тех, кто сражается ради жизни.

Бой идет святой и правый

Смертный бой не ради славы,

Ради жизни на земле.

 Маленькие истории большой войны. По книге С.Алексиевич У войны не женское лицо

 

Нажмите для просмотра

«Маленькие истории» большой войны. По книге С.Алексиевич

«У войны не женское лицо»

 

«Все, что нам известно о войне, известно с «мужского голоса»…

А женщины молчат. Их война осталась неизвестной…»

(С.Алексиевич)

Светлана Александровна Алексиевич (31.05.1948) - советская и белорусская писательница, журналистка, сценарист документальных фильмов. Пишет на русском языке. Лауреат Нобелевской премии по литературе 2015 года. Наибольшую известность получили её книги в жанре художественно-документальной прозы «У войны не женское лицо» (1985), «Последние свидетели» (1985), «Цинковые мальчики» (1989), «Чернобыльская молитва» (1997), «Время секонд-хэнд» (2013). Произведения Алексиевич посвящены жизни позднего СССР и постсоветской эпохи, проникнуты чувствами сострадания и гуманизма.

 

Первая книга, с которой начинается творческая биография Светланы Алексиевич, «У войны – не женское лицо». Это одна их самых известных в мире книг о войне, положившая начало знаменитому художественно-документальному циклу Светланы Алексиевич «Голоса Утопии». Переведена более чем на двадцать языков, включена в школьные и вузовские программы во многих странах. Писательница, в соответствии со своим творческим методом, постоянно дорабатывает книгу, вставляя новые эпизоды дополняя записанные женские исповеди страницами собственного дневника, который она вела в течение семи лет работы над книгой.

 

«У войны не женское лицо» - опыт уникального проникновения в духовный мир женщины, выживающей в нечеловеческих условиях войны. Книга о женщинах, которые воевали на фронте во время Великой Отечественной. Они были снайперами, лётчицами, танкистами, подпольщицами. Их видение и восприятие войны было совсем иным, чем у мужчин. Они более тяжело переживали чужие смерти, кровь, убийства. А по окончании войны у женщин-ветеранов начался второй фронт: им нужно было адаптироваться в мирной жизни, забыть об ужасах войны и снова стать женщинами: носить платья, туфли на каблуке, рожать детей.

Уже в названии произведения есть отрицание, утверждающее авторскую мысль о том, что война не совместима с женщиной, ее природой. Женщина дает жизнь, война жизнь отнимает. У войны лицо уродливое, жестокое, бесчеловечное, темное, мрачное, мертвое; а женское лицо – красивое, нежное, доброе, светлое, озаряющее, живое.

Беседуя с женщинами-фронтовичками, С.Алексиевич отмечала: «О чем бы женщины ни говорили, даже о смерти, они всегда вспоминали (да!) о красоте, она являлась неистребимой частью их существования». Почему война обостряет в человеке чувство прекрасного? Почему особенно обнажено оно у женщин?

Даже в нечеловеческих условиях войны женщины мечтали о красоте, тянулись к ней. На какие женские хитрости шли они, чтобы оставаться привлекательными? Не преступление ли это – желание быть красивой среди слез и огня?

По мнению классика, именно «красота спасет мир». Могла ли красота кого-то спасти в то страшное время?

Но ведь война – та же жизнь. На войне, кроме смерти, есть множество других вещей, там есть все, что есть в обычной нашей жизни. И красота в том числе: «Еще роса на листве деревьев не высохла… Ярко светило солнце… Расцвели ромашки, мои любимые, их было видимо-невидимо в лугах…» (М.А.Гарачук, военфельдшер) – или «…в оршанских лесах, там мелкие кусты с черемухой. Подснежники голубые. Весь лужок в голубом свете». (Л.И.Осмоловская, рядовая, разведчица).

Во время войны потребность в красоте ощущается особенно остро. Ведь человек вынужден чуть ли не ежедневно рисковать собственной жизнью.

Все красивое – это неотъемлемая часть женской жизни. Даже война, даже смерть не в силах заставить женщину забыть о красоте, «…она являлась неистребимой частью их существования». Поэтому так охотно женщины вспоминают о своих маленьких женских секретах: «…так захотелось краситься, сахар не ешь, а бережешь, чтобы челочку им накрахмалить» (К.С.Тихонович, старший сержант, зенитчица) – или: «…чуть волосы отрастут, я девчонок ночью накручивала. Вместо бигуди у нас были шишки… Еловые сухие шишки… Ну хотя бы хохолок накрутить…» (В.Южанина, рядовая).

Потребность быть красивой даже в те страшные дни – это не преступление, а попытка защитить свое женское естество, остаться самой собой. Не изменить своей природе в «мужском» быте войны.

Красотою спасались. Красота отвлекала, притупляла боль, позволяла хотя бы на секунду забыть о происходящем кошмаре. Красота напоминала что-то из прежней мирной жизни. Маленький букетик фиалок, привязанный к штыку винтовки… Как это «по-женски» просто, наивно и верно! Ведь это символ пусть еще далекой, но такой родной и долгожданной Победы!

 

Чего боялись женщины на войне? Какие страхи были исключительно «женскими»? Как боролись 17-19-летние девчонки со своими страхами?

Для человека чувство страха на войне – явление обычное (тем более если этот человек  - женщина). Они боялись собственной смерти, боялись убить другого человека: «После фанерных мишеней стрелять в живого человека было трудно. Я его вижу в оптический прицел… Что-то не дает, не могу решиться» (М.И.Морозова, ефрейтор, снайпер).

Но при этом были и исключительно «женские» страхи: «Когда впервые увидела раненого, упала в обморок» (М.П.Смирнова, санинструктор); «..Я первый раз стояла на посту… И я за эти два часа поседела… Я стояла и смотрела на этот кустарник, он шелестел, двигался, мне казалось, что оттуда идут немцы… И еще кто-то… Какие-то чудовища… А я одна…» (В.С.Давыдова, рядовой пехотинец); «Я всю войну боялась, чтобы ноги не покалечило. У меня красивые были ноги» (М.Н.Щелокова, сержант, командир отделения связи).

Бороться с такими страхами – это значит бороться с самим собой, поломать себя, забыть о том, что ты – женщина. Или – привыкнуть, «застегнуть душу на железный замок».

Боятся темноты, бояться крови, бояться быть непривлекательной даже в минуты смертельной опасности – это не проявление трусости. Это свидетельство того, какими юными и по-детски наивными были эти девчонки сорок первого…

 

Почему для многих собеседниц С.Алексиевич любовь была запретной темой? Что мешала женщинам даже после войны открыто говорить о своих чувствах?

Рассказы о войне – это рассказы не только о смерти, но и о любви. Но о любви женщины говорили менее откровенно, чем о смерти: «Между ними существовал негласный договор – дальше нельзя. Занавес опускался» (С.Алексиевич). Таким образом эти женщины уже спустя десятки лет интуитивно защищались от послевоенных обид и наветов: «Уж им-то досталось! После войны у них была еще одна война, не менее страшная, чем та, с которой они вернулись» (С.Алексиевич). На этой войне нужно было защищаться не от пуль и осколков снарядов, а от сплетен и незаслуженных обид (что гораздо труднее).

Мужчины-однополчане, которые на войне боготворили, восхищались, оберегали, любили, после войны предавали, бросали, уходили к другим: «После грязи, после вшей, после смертей… Хотелось чего-то красивого, яркого… мы старались забыть войну. И девчонок своих тоже забыли…» (Из разговора С.Алексиевич с мужчинами-фронтовиками.) В этих словах читается жестокая правда войны, как и в словах медсестры Марии Божок, утверждавшей, что на войне не может быть настоящей любви, что она там просто погибнет.

 Но любовь там все-таки была! Вопреки всему там дружили, влюблялись, рожали детей…А иногда даже жертвовали собственной жизнью во имя любви. Подтверждение тому – история любви, рассказанная Е.Г.Бреус (глава «Только поглядеть один раз»).

Любовь на войне – всегда событие. Человек там живет быстрее, чувствует сильнее, потому что каждый день может быть последним. И любит человек там как «в последний раз». Все самое нежное. Самое красивое, самое чистое на войне – от ЛЮБВИ!

 

Каждая из женщин должна была научиться ненавидеть, чтобы стать человеком войны. Ненависть была сильнее страха собственной смерти и боязни за своих близких. Как воздействует ненависть на душу? Она пугает, разрушает, убивает…

Но без ненависти не бывает войны: «Без ненависти стрелять не будешь. Это – война, а не охота» (В.И.Чудаева, сержант). Поэтому вчерашние мамины дочки, отправляясь на фронт, должны были не только научиться держать в руках оружие, но и в совершенстве освоить науку ненависти: «Узнала ненависть… Впервые узнала это чувство…» (Е.Ф.Ковалевская, партизанка). Многим эта наука давалась с большим трудом: «Не сразу у нас получилось. Не женское дело – ненавидеть и убивать. Не наше… Надо было себя убеждать. Уговаривать…» (М.И.Морозова, снайпер). И они убеждали себя, давали себе клятву, что никогда не простят и ничего не забудут.

 

Однако на войне женщина умела не только ненавидеть своего врага, но и жалеть. И наши девушки-солдата перевязывали раненых немецких солдат, кормили голодных немецких детей: «Я, которая клялась, что их всех ненавижу… собирала у своих солдат все, что у них есть… любой кусочек сахара и отдавала немецким детям»(С.А.Кунцевич, санинструктор) – или: «Тяну нашего раненого и думаю: “Возвращаться за немцем или нет?” Я понимала, что если я его оставлю, то он скоро умрет. От потери крови… И я поползла за ним. Я продолжала тащить их обоих». (Т.С.Умнягина, гвардии младший сержант). Разумеется, они не забыли, они все помнили. Но они не могли обидеть беззащитных, не способны были заставить их страдать так, как страдали они. На войне учились не только ненавидеть, но и жалеть.

Это же чувство жалости помогало женщинам «вернуть себя из войны в мир» - вспомнить забытые чувства, забытые слова. Излечиться от войны им помогали близкие и родные: «Папа был мудрый человек. Он взял наши медали, ордена… спрятал и говорит:

- Была война, воевали. А теперь забудьте… Туфельки наденьте. Вы у меня красивые девчонки. Надо учиться, надо замуж выходить» (З.В.Корж, санинструктор). Так постепенно, по капле они «выдавливали из себя войну»«ломали ее», чтобы война не сломала их.

 

Девчонки сорок первого… Как смогли они решиться наравне с мужчинами взять в руки оружие и пойти воевать? Разве может женщина взять в руки оружие, убивать? Существует мнение, что это мужское дело – пойти воевать. Нормальная женщина на это не способна. Вот что говорят об этом сами участницы войны: «Нет! Тысячу раз нет! Нет, это было человеческое желание… так мы воспитывались, что без нас ничего не должно быть в нашей стране. Нас научили ее любить. Восхищаться. Раз началась война, мы обязаны чем-то помочь» (К.С.Тихонович, старший сержант) – или: «Сразу подумала: “Раз война, значит, нужно на фронт…” Папа нам с детства внушал, что Родина – это все, Родину надо защищать. И я не колебалась: если я не пойду, то кто пойдет? Я должна…» (С.И.Панасенко, младший лейтенант). Девочки сорок первого… Они писали, просили, умоляли взять их в армию. Их возвращали домой, заставляли учиться, просили подрасти, а они снова и снова обивали пороги военкоматов… Они не могли поступить иначе: «Нам казалось, что без нас война не война» (В.П.Чудаева, сержант, командир зенитного орудия).

 

Эти девочки уходили на войну, ничего не зная о войне, они шли воевать, ничего не зная о смерти: «…я понять не могла: как это меня может убить, если я только приехала на фронт? Я еще не знала, какая смерть обыкновенная и неразборчивая»(Н.А.Семенова, рядовая). У них были странные отношения со смертью: одни не верили, что могут умереть, не могли «примерить» смерть на себя»: «Старый человек боиться смерти, а молодой смеется… Он – бессмертный!» (А.С.Дубровина-Чекунова, гвардии старший лейтенант). Другие – привыкали: «У меня не было такого чувства, что страшно. Столько убитых на фронте видела… Я не реагировала. Я привыкла жить среди них. Убитые всегда рядом…» (Б.И.Эпштейн, сержант, снайпер).

«Привыкание к смерти» - это была одна из чудовищных болезней войны. Здесь медицина бессильна. Лечили жизнь и время. Чтобы стать «нормальными, такими, как все», они старались после войны создать семью, нарожать детей: «первые пеленки нюхала-нюхала, не могла нанюхаться. Запахи счастья…» (К.С-ва, снайпер). Но были и такие, которые и в мирное время продолжали воевать. Они так и не смогли вернуться с войны!

Разные характеры, разные судьбы… В одном они схожи: смерть не ожесточила их сердца, война не убила в них душу: «Не может быть одно сердце для ненависти, а второе – для любви. У человека оно одно, и я всегда думала о том, как спасти мое сердце» (Т.С.Умягина, гвардии младший сержант).

Мама, дом, семья… Самые дорогие сердцу слова. Все это остается в прошлом, когда начинается война. Девчонки сорок первого, отправляясь на фронт, давали себе воинскую клятву, если надо, отдать жизнь. Но в душе каждая надеялась вернуться домой, к маме. Эти слова обретали с войной другой смысл – они становились более значимыми, более весомыми: «Дом – это что-то такое, что больше людей, которые в нем живут, и больше самого дома. Это что-то такое… У человека должен быть дом…»(В.П.Чудаева, сержант). Эти девчонки при первой возможности возвращались в свои воспоминания о доме и говорили, грезили, тосковали: «Мы тосковали, страшно тосковали по дому, по маме, по уюту… У нас была одна москвичка.. ее наградили медалью… и как поощрение – отпустили домой… так когда она приехала, мы ее обнюхивали… становились в очередь и обнюхивали, говорили, что она домом пахнет. Такая тоска по дому…» (О.В.Подвышенская, старшина первой статьи).

Но тем, кто проводил этих девочек на фронт, было ничуть не легче. Матери, проводившие дочерей на войну, тоже воевали, совершая свои подвиги: «Я – дома… Дома все живы… Мама спасла всех: дедушку с бабушкой, сестричку и брата… Через год приехал наш папа. Папа вернулся с большими наградами, я привезла орден и две медали. Но у нас в семье было поставлено так: главная героиня – мама. Она всех спасла. Спасла семью, спасла дом. У нее была самая страшная война…» (Р.М.Окуневская, рядовая). Подвиги женщин-матерей не способны были повлиять на исход военных сражений, для них не предусмотрены были награды и звания. Но без них война была бы неполной, а Победа невозможной. Эти подвиги совершались ради того, чтобы сегодняшние девушки-солдаты смогли стать матерями.

 

Дом, семья, дети – на фронте об этом мечтала едва ли не каждая. Но после войны многие из армейских девушек так и остались одиноки или были брошены, обмануты, не найдя семейного счастья («их не предупредили о жестокой изнанке мира»). Эти девочки были воспитаны своими мамами и папами по той, фронтовой, морали. Они не знали, что в жизни может быть все по-иному, чем в их доме: «Мы в 18-20 лет ушли на фронт, а вернулись в 20-24. Сначала радость, а потом страшно: а что мы будем делать на гражданке? Страх перед мирной жизнью… Все, что знаем, – война, все, что умеем, - война» (В.П.Чудаева, сержант).

 

Так война даже после Победы настигала женщин и мстила им. Она мстила им тяжелыми болезнями и увечьями, нерожденными детьми и убитыми мужьями и женихами. Война уже в мирное время лишала их самого дорогого дара – быть женщиной (любимой, женой, матерью)…

И даже если эти маленькие женские истории не способны заново переписать историю большой войны, они способны по-женски «очеловечить» историю. У этой войны нет ничего монументального, там нет невероятных подвигов. Там есть просто живые люди.

Женские рассказы о войне – это всегда что-то очень откровенное, «не на публику». «Женская» война гораздо страшнее «мужской», она словно «вывернута наизнанку». Поэтому женские истории обладают особым даром взрастить в человеческой душе чувство отвращения к войне (ведь чувства сильнее фактов) и, значит, «убить войну» навсегда.

 

 

Литература

1. Алексиевич, С.А. У войны не женское лицо. – М.: Время, 2015. – 352 с.

2. Военная проза: III /Сост., предисл. И коммент. Л.И.Лазарева; худож. В.В.Медведев. – М.: СЛОВО /SLOVO, 1999. – 680 с.

3. Гладышева Е.Н. «Маленькие истории» большой войны: По книге С.Алексиевич “У войны не женское лицо” //Уроки литературы. – 2015. - №10. – с.7-11.

4. Светлана Алексиевич: [Первая в истории женщина, получившая Нобеля за книги на русском языке] //Психология. – 2015. - №116. – с.41

 Список литературы о Великой Отечественной войне

 

Нажмите для просмотра

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

 

 

 

            Почти 80 лет минуло с момента начала Великой Отечественной войны. Но эта тема  остаётся одной из ведущих тем в современной литературе.   

Книги о войне нужно обязательно читать, через них передается память, уважение к   подвигу наших дедов и прадедов…

Предлагаем  вашему  вниманию обзор литературы о Великой Отечественной войне, которые вы сможете найти в нашем отделе.

Великая Отечественная война: Справочная литература.

Судьбоносные военные операции. [Текст]:  / под ред. Криса Бишопа, Криса Макнаба. – М.: АСТ, 2014. – 383 с.  (Вторая мировая война. Цена победы)  12+

Самая достоверная информация и уникальные малоизвестные подробности ключевых операций, определивших ход  Второй мировой войны.

 Яркие и наглядные карты и комментарии специалистов помогут заглянуть за кулисы крупнейших битв войны, определившей дальнейшее развитие всего мира в ХХ веке.

 Исчерпывающая хронология событий в Европе, Северной Африке и на Тихом океане - от вторжения в Польшу до битвы за Иводзиму.

 

Война и любовь [Текст]:  по страницам фронтовых воспоминаний, писем, стихотворений / Рос. Гос. Юнош. Б-ка, отд. По пробл. Чтения молодежи; авт-сост. О.Н.Кондратьева. – М.: 2005. – 108 с.(К 60-летию  Победы в Великой Отечественной войне) 16+

 Составители сборника предлагают вниманию читателя нетрадиционный подход к теме Великой Отечественной войны и литературы о ней.

«Война и любовь» - это воспоминания, письма, дневники, стихи о любви на войне простых людей, рядовых ее участников, и людей, известных на всю страну и весь мир.

 

Сульдин, А.В.

Великие герои Великой войны. [Текст]:  Хроника народного подвига(1941-1942) / А.В.Сульдин. – М.: АСТ, 2014. – 160 с. (Величие СССР). 16+

Адольф Гитлер рассматривал Москву как одну из главных военных и политических целей операции «Барбаросса». Однако этим планам помешал советский солдат. За столицу он бился на всех фронтах. Беззаветное мужество, сила духа, упорство,  ненависть к врагу нарушили гитлеровские планы. Наши отца и деды, матери и бабушки мужественно встали на защиту Родины и, не щадя жизни, спасли мир от «коричневой чумы». И все они достойны светлой памяти.  И каждый из них – герой! Вот почему в книге нашли отражение славные боевые подвиги наших соотечественников, как удостоенных высших наград, так и простых тружеников тыла.

 

Ликсо, В.В.

Великая Отечественная война [Текст]:  / В.В.Ликсо, А.Г.Мерников, А.А.Спектор. – М.: АСТ, 2015. – 256 с.: ил. (Военная энциклопедия). 12+

В истории России, да, пожалуй, и всего  мира не было более масштабного и кровопролитного сражения, чем Великая Отечественная война. Противоборствующие стороны имели в своем арсенале множество смертоносных видов вооружения, а борьба за каждый клочок земли шла настолько ожесточенная, что все это привело к массовым человеческим потерям, не сопоставимым ни с какими другими в истории цивилизации. Тем большее уважение вызывают мужество, стойкость и непревзойденный героизм солдат и офицеров Красной Армии и всего  советского народа.

В настоящем издании представлено описание всех важнейших сражений Великой Отечественной войны. Читатель получит возможность познакомиться с ходом боевых операций Красной Армии и получить представление о жизни всей советской страны – начиная с тревожных предвоенных лет и заканчивая победным 1945 годом. Кроме того, в книге приводится  количественный и качественный состав противоборствующих армий и фронтов СССР и Германии, при описании сражений анализируется действия войск и отдельных командиров.

Издание содержит архивные документы и уникальные фотографии, карты и схемы боевых действий, а также множество иллюстраций, позволяющих наглядно представить самые распространенные во время этой войны образцы боевой техники и стрелкового оружия, здесь же приводится их описание и важнейшие характеристики.

 

Мединский, В.

Война. Мифы СССР. 1939-1945[Текст]:  - Второе издание / В.Р.Мединский. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2015. – 704 с. 16+

Перед вами  – научно состоятельная и блестяще написанная книга талантливого историка, политолога и политика.

Если вы завершили учебу в  школе до 1985 года, изучали историю Великой Отечественной войны по мемуарам Жукова, Конева и Рокоссовского, читали «Горячий снег» и «Брестскую крепость», смотрели «А зори здесь тихие» и «Освобождение», уверен, что эта книга все равно будет для вас любопытна и полезна.

Если же позже, и ваше представление о войне основано на трудах Виктора Суворова и Марка Солонина, сериалах «Штрафбат» и «Диверсант», фильмах «Спасая рядового Райана» и «Бесславные ублюдки», тогда точно – эта книга вам просто необходима.

Где правда – выводы делать вам. Читайте, думайте, спорьте.

 

Полян, П.М.

Свитки из пепла  [Текст] /  П.М.Полян. – М.: АСТ, 2015. – 608 с. 16+

Члены  «зондеркоммандо», которым посвящена эта книга, суть вспомогательные рабочие бригад, составленных почти исключительно из евреев, которых нацисты понуждали ассистировать себе в массовом конвейерном убийстве сотен тысяч других людей – как евреев, так и неевреев. Около ста человек из двух тысяч уцелели, а несколько десятков из них написали о пережитом (либо дали подробное интервью).  Но и погибшие оставили после себя письменные свидетельства, и часть из них была обнаружена после окончания войны в земле близ крематория Аушивца-Освенцима.

Композиция книги двучастна. Первая – сугубо авторская -  посвящена  самому лагерю уничтожения и «зондеркоммандо» как беспримерному историческому и психоэтическому феномену. Вторая представлена самим летописцам и  являет собой антологию, составленную из их произведений (тех частей, что поддались прочтению и переводу).

 

Расскажи мне о войне. 1941-1945 [Текст]: самые сокровенные воспоминания тех, кто пережил Великую Отечественную войну. – Новочеркасск: Геликон, 2015. – 192 с, ил., портр., фото. 12+

У истории есть одна особенность: чем дальше уходит от нас эпоха или знаменательное событие, тем больший интерес вызывает оно у потомков. Всплывают новые факты и подробности, начинают смещаться акценты и толкования известных событий. И вот тут-то,  как раз и становятся необходимы личные истории и воспоминания очевидцев,  или хотя бы тех, кто слышал их рассказы из первых уст. Все они собраны в этой книге.

 

Солонин М.

22 июня: Анатомия катастрофы [Текст] /Марк Солонин. – М.: Яуза: Эксмо, 2011. – 480 с., ил. 16+

Главная книга ведущего военного историка, перевернувшая все прежние представления о трагедии 1941 года. Новый взгляд на Великую Отечественную катастрофу. Опровержение самых расхожих мифов о начале войны. Вся правда о несостоятельности сталинского командования и крахе советской стратегии. Глубокий анализ причин сокрушительного разгрома Красной Армии.

«Марк Солонин совершил научный подвиг, и то, что он делает, - это золотой кирпич в фундамент той истории войны, которая когда-то будет написана…»

 

Толкач, М.Я.

Десантники Великой Отечественной.  [Текст]: К 80-летию ВДВ /Михаил Толкач. – М.: Яуза: Эксмо, 2010. – 544 с., ил. – (Война и мы). 16+

К 80-летию ВДВ! Лучшая книга о десантниках Великой Отечественной войны! С неба  - в бой! Никто, кроме нас!

Советские воздушно-десантные войска – грозная «крылатая пехота» - приняли боевое крещение еще  на  Халхин-Голе, однако именно опыт   Второй Мировой доказал, что относительно небольшие, но великолепно подготовленные элитные части способны решать стратегические задачи.

Немецкие парашютисты отличились на Крите и при штурме форта Эбен-Эмаэль, американские – в Нормандии и под Арнемом, а советские – не только в ходе Вяземской и Днепровской воздушно-десантных операций, но и в Демянском котле. И хотя эти операции не увенчались полной победой, наши десантники, сражаясь в сложнейших условиях, создали серьезную угрозу вражеским тылам, оттянули на себя значительные силы противника и нанесли немцам тяжелые потери: эсэсосвцы из дивизии «Мертвая голова», действовавшие под Демянском против 1-й маневренной воздушно-десантной бригады, потеряли две трети личного состава.

В данном издании классическая работа М.Я.Толкача «В заданном районе» дополнена лучшими аналитическими материалами современных историков.

 

Фролов, М.И.

Блокада. Битва за Ленинград. [Текст]: Мифы. Легенды.Реальность. / Михаил Фролов. – М.: АСТ, 2014. – 316 с. 16+

Известный историк на базе огромного количества российских и немецких архивов и исследований, а также собственного военного опыта, воссоздал полную и яркую картину битвы за Ленинград и Блокады Ленинграда со всей ее сложностью, многоплановостью и драматизмом. Новые подходы и нетрадиционные источники позволили автору уточнить число жертв  блокады, в том числе погибших во время эвакуации. А также выявить долгосрочное воздействие блокады на здоровье переживших ее людей и их потомков.

 

Эванс, А.А.

Вторая мировая война [Текст] / А.А.Эванс, Д.Гиббонс. -  М.: Астрель, 2013. – 256 с. 16+

Цель этой книги – в сжатой форме, но при этом достаточно подробно, рассказать читателям о Второй мировой войне, изложив ее историю в форме хронологии, подкрепленной большим количеством справочной информации и иллюстративного материала, что позволит осознать значимость этого величайшего столкновения и обеспечит базу для дальнейшего изучения этого исторического периода.

Военная история представлена в книге не в виде ежедневных докладов с полей сражений, а в форме хронологических разделов, каждый из которых посвящен конкретному театру военных действий либо военной кампании во временной последовательности за пять лет – с осени 1939 до осени 1945 г.г.

 

Яров, С.В.

Повседневная жизнь блокадного Ленинграда[Текст]  / Сергей Яров. – М.: Молодая гвардия, 2014. – 313 с., ил. – (Живая  история: Повседневная жизнь человечества). 16+

Эта книга – рассказ о том, как пытались выжить люди в осажденном Ленинграде, какие страдания они испытывали, какую цену заплатили за то, чтобы спасти своих близких. Автор, доктор исторических наук, профессор РГПУ им. А.И.Герцена и Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергей Викторович Яров, на основании сотен источников, в том числе и неопубликованных, воссоздает картину повседневной жизни ленинградцев во время блокады, которая во многом отличается от той, что мы знали раньше. Ее подробности своей жестокостью могут ошеломить читателей, но не говорить о них нельзя – только тогда мы  сможем понять, что значило оставаться человеком, оказывать помощь другим и делиться куском хлеба в «смертное время».

 

К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне была издана серия  «Гордость Отечества. Слава Тихого Дона».   Она посвящена нашим землякам,  имена которых вписаны в победную летопись Великой Отечественной войны.

В нее вошли книги:

 

Все – для фронта, все – для Победы! [Текст]: Ростовская областная партийная организация в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. – Ростов н/Д: Альтаир, 2015. – 348 с., ил., фото.

 

Герои Советского Союза [Текст]: Гордость Отечества. Слава Тихого Дона. - Ростов н/Д: Альтаир, 2014. – 576 с., ил., фото.

 

Немеркнущие звезды [Текст]: Портреты героев. Живопись художников Ленинграда и Ростова-на-Дону – Ростов н/Д: Альтаир, 2014. – 200 с., ил.

 

Полные Кавалеры  Ордена Славы[Текст]: Гордость Отечества. Слава Тихого Дона. - Ростов н/Д: Альтаир, 2014. – 308 с., ил., фото.

 

Великие сражения и судьбы обычных людей, на чью долю выпало вынести все тяготы Великой Отечественной войны,  описаны во многих художественных произведениях.  Но есть книги, мимо которых нельзя пройти и о которых нельзя забывать. Они заставляют читателей задуматься о настоящем и прошлом, о жизни и смерти, о мире и войне.

 

Великая Отечественная война в художественной литературе:

 

Адамович, А.М.

Сыновья уходят в бой [Текст]: роман-дилогия / А.М.Адамович. – М.: Мол. Гвардия, 1987. – 588 с., ил. – (Библиотека юношества) 12+

Книга белорусского писателя рассказывает о героической и трагической судьбе подпольщицы, партизанки, идущей навстречу смертельной опасности вместе со своими детьми. Она – и боец, и всегда – мать. Мать не только своим сыновьям, но и всем, кто вместе с ними, у кого война отняла тепло и ласку близких. Автор передает непридуманную сложность жизни и борьбы на оккупированной белорусской земле, где героическое и будничное было неповторимо переплетено.

 

 

Адамович, А.М.

Хатынская повесть. Каратели [Текст]: (Радость ножа, или  Жизнеописание гипербореев).

/ А.М.Адамович.  – М.: Советский писатель, 1984. – 416 с. 12+

В книгу Алеся Адамовича вошли два произведения – «Хатынская повесть» и «Каратели», написанные на документальном материале. «Каратели» - художественно-публицистическое повествование о звериной сущности философии фашизма. В центре событий – кровавые действия батальона гитлеровского карателя Дерливангера на территории временно оккупированной Белоруссии.

В «Хатынской повести» бывший партизан Флера вспоминает события прошедшей войны.

 

Ананьев, А.А.

Танки идут ромбом [Текст]: Роман / А.А.Ананьев. – М.: Советский писатель, 1988. – 304 с. 16+

Роман Анатолия Ананьева «Танки идут ромбом» является одним из лучших романов о Великой Отечественной войне.

Известный советский писатель дает широкую перспективу событий, выступая в этом романе не только как баталист, но и как мыслитель, и два этих качества находятся в тесном единстве.

 

Асадов, Э.А.

Зарницы войны [Текст]: повесть, стихи, поэмы./ Э.А.Асадов. – М.: Воениздат, 1989. – 464 с. 12+

В книгу известно советского поэта вошли повесть «Зарницы войны» - о героических делах воинов подразделений прославленных «катюш», стихи и поэмы разных лет.

 

Великая Отечественная война в русской литературе [Текст] / В.В.Быков, К.Д.Воробьев, В.П.Некрасов. – М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2012. – 461 с. – (Библиотека школьника) 12+

В книгу вошли произведения: В.Быкова «Обелиск», К.Воробьева «Убиты под Москвой» и В.Некрасова «В окопах Сталинграда».

В "Обелиске" Василь Быков рассказывает своим читателям об истории героев войны - о самом обычном школьном сельском учителе, пусть и с весьма необычными взглядами на образование и преподавание, и о его учениках - добрых и смелых парнях.

“Солдатами не рождаются. Если Родина в опасности, солдатами становятся” – писал известный поэт Константин Симонов. Наверное, так же думали молодые ребята, защищавшие Москву в 1941году.

Им, молодым мальчишкам, храбрым солдатам, посвящена повесть Константина Дмитриевича Воробьева «Убиты под Москвой». Впервые она была опубликована А.Твардовским в журнале «Новый мир» в 1963году. В основу повести легли личные впечатления и переживания автора во время боев под Москвой. Повесть рассказывает о гибели кремлевских курсантов, защищавших Москву в дни немецкого нашествия.

Повесть «В окопах Сталинграда», опубликованная в 1946 году в журнале «Знамя» № 8-10, была одной из первых книг о войне, написанных правдиво, насколько это было возможно в то время. Повесть принесла писателю подлинную славу; она переиздана общим тиражом в несколько миллионов экземпляров и переведена на 36 языков. За эту книгу, после её прочтения Иосифом Сталиным, Виктор Некрасов получил в 1947 году Сталинскую премию 2-й степени. По мотивам повести и по сценарию Некрасова в 1956 году был снят фильм «Солдаты», отмеченный премией Всесоюзного кинофестиваля

 

Версты мужества [Текст]: рассказы / сост. Н.И.Камбулов. – М.: Сов. Россия, 1988. – 304 с. – (Подвиг). 12+

Настоящий сборник составляют рассказы русских советских писателей о Великой Отечественной войне.

Память войны   - это память о самопожертвовании и героизме, память о великом подвиге народа, отстоявшего мир от фашизма. Память войны – э то наша прекрасная литература, запечатлевшая время, когда изменялась и выверялась нравственная сила советского народа. 

 

Васильев, Б.Л.

Завтра была война [Текст]: повести и рассказы /Борис Васильев. – М.: АСТ: Астрель,  2010. – 570 с. –  (Собрание сочинений. В 12 т. т.2) 12+

Юные герои повести Бориса Васильева «Завтра была война» живут в предгрозовое время. Очень скоро (завтра!)  им предстоит взять в руки оружие, а пока они сражаются за  свою честь.

В книгу вошли также повествования о послевоенном времени, когда бои уже отгремели, но личное достоинство и преданность Родине по-прежнему приходится отстаивать каждый день: «Неопалимая Купина», «Суд да дело», «Победители», «Старая «Олимпия», «Ветеран», «Экспонат №…» и киноповесть «Аты-баты, шли солдаты».

 

Васильев, Б.Л.

В списках не  значился [Текст]: / Борис Васильев. – М.: Эксмо, 2015. – 352 с. (День Победы. Классика военной литературы). 12+

Борис Васильев (1924-2013) ушел на фронт в 17 лет, как и тысячи других юношей и девушек, обивавших в тот год пороги военкоматов. И Борис Львович написал именно о них, тех, кто сражался с ним плесом к плечу, таких же юных, как он сам. Главный герой романа Николай Плужников, как и автор, совсем молод в начале войны. Как и автор, он стремительно взрослеет – теряя товарищей, поливая кровью родную землю. И по воле автора уходит в бессмертие. Читатели подтвердили – Николай Плужников шагнул в бессмертие. Величественный и драматический, роман стал классикой отечественной литературы.

 

Веркин, Э.

Облачный полк [Текст]: / Эдуард Веркин. – М.: КомпасГид, 2015. – 296 с. 16+

Сегодня писать о войне – о той самой, Великой Отечественной, - сложно. Потому что многое уже написано и рассказано, потому что сейчас уже почти не осталось тех, кто ее помнит. Писать для подростков трудно вдвойне. Современное молодое поколение, кажется,  интересуют совсем другие вещи.

Оказывается, нет! Именно подростки отдали этой книге первое место на Всероссийском конкурсе на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру». Сложная, неоднозначная, она порой выворачивает душу наизнанку, но и заставляет лучше почувствовать и понять то, что было.

«Облачный полк» - современная книга о войне и ее героях, книга о судьбах, о долге и, конечно, о мужестве жить. Книга, написанная в канонах отечественной юношеской прозы, но смело через эти каноны переступающая. Отсутствие «геройства», простота, недосказанность, обыденность ВОЙНЫ ставят эту книгу в один ряд с лучшими произведениями ХХ века.

 

Гинзбург Л.

Записки блокадного человека [Текст]: Избранная проза /Л.Гинзбург. – СПб.: Изд. Группа Лениздат, Команда А, 2014. – 352 с. 16+

Лидия Гинзбург (1902-1990) в истории отечественной литературы занимает особое место. Блестящий литературовед, критик, публицист, ученицы Тынянова и Эйхенбаума, она представляет собой человека-эпоху, чье научное и писательское слово звучало свежо и новаторски и долгие годы определяло состояние умов в обществе.

В это издание вошли ее воспоминания, рисующие уникальную картину времени и рассказывающие о литературной жизни 1920-1980 г.г, о знакомстве с Ахматовой, Маяковским, Мандельштамом, Багрицкий и другими писателями и поэтами, а также «Записки блокадного человека» - бесценнгое свидетельство очевидца, свой тяжелейший опыт претворившего в глубокую и мудрую прозу.

 

Дневник детской памяти. [Текст]:Это и моя война./сост. Л.Н.Машир. – М.: АСТ, 2014. – 240 с., ил. – (СССР:  Как жили, как любили, как верили в себя). 12+

«Дневник детской памяти» - сборник писем и воспоминаний наших современников, которые в годы Великой Отечественной войны были детьми. Это  только на первый взгляд кажется, что в книге сорок историй. На самом деле история одна и герой один – ребенок на войне. И не так важно, как далеко  он от линии фронта, он все равно – на войне. Потому что война – это катастрофа одна на всех, и жизнь по законам военного времени, одна на всех.

Эти сорок голосов, бережно собранных журналистом Ларисой Машир, только капля в море детских бед и слез. Сорок наших современников, соавторов коллективного документа «Это и моя война», реализовали свое право на память.

 

Закруткин, В.А.

Кавказские записки. Матерь человеческая [Текст]: Повесть. Подсолнух: рассказ /В.А.Закруткин – Ростов н/Д: Ростовкнига, 2012. – 512 с. (Донская библиотека). 12+

«Матерь человеческая» - это песнь женщине-матери. Колхозница Мария, жительница степного хутора, попала в исключительные обстоятельства. По степям немецко-фашистская армия покатилась к Сталинграду. Каратели повесили мужа и сына Марии, многих расстреляли, остальных хуторян угнали. Чудом Мария осталась жива, она осталась одна в опустошенном округе. Одна? Нет, в ней еще раньше зародилась новая жизнь. Но от этого сейчас становилось не легче, а тяжелее.

Рассказ «Подсолнух» был переведен на многие языки, а в 1963 г. – экранизирован.

В «Кавказских записках»(1947) автору удалось  показать, что война – прежде всего тяжелый труд, требующий максимального напряжения, физических и нравственных сил.

 

Першанин, В.Н.

28 панфиловцев. [Текст]: «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!» /Владимир Першанин. – М.: Яуза: Изд-во Э, 2015. – 320 с. – (Библиотека военных приключений). 16+

Это первый правдивый роман о прославленном бое у разъезда Дубосеково, где бойцы дивизии И.В.Панфилова ценой собственных жизней остановили немецкие танки.

«Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!» - эти слова политрука Клочкова вошли в легенду. О героях-панфиловцах писали все газеты СССР. На их подвиге воспитывались поколения советских людей.

Но в последние годы выяснилось, что картина легендарного боя 16 ноября 1941 года была неполной и что на самом деле все было куда страшнее и трагичнее, чем могли рассказать военные корреспонденты…

Этот роман восстанавливает подлинную историю подвига не только 28 панфиловцев, но всей 316-й дивизии, которая оказалась на острие главного удара Вермахта и, несмотря на огромные потери, не пропустила врага к Москве. Эта книга – земной поклон Советскому Солдату, стоявшему насмерть там, где выстоять было выше человеческих сил!

 

Сухачев, М.П.

Дети блокады. [Текст]: повесть /Михаил Сухачев. – М.: Дет. Лит.., 2015. – 268 с., ил. – (Школьная библиотека). 12+

Повесть М.Сухачева рассказывает о блокаде Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. С сентября 1941 по январь 1944 года фашисты каждый день по нескольку раз бомбили и обстреливали город. Более миллиона ленинградцев умерло от голода и холода, но город не сдавался, его жители работали и героически переносили лишения.

Герои книги  - дети блокадного Ленинграда, Витя Стогов и его друзья, - тушили на чердаках зажигательные бомбы, ловили сигнальщиков-диверсантов, помогали людям выстоять. Любовь к Родине, стойкость, мужество, самоотверженность – вот главные черты этих ребят, благодаря которым они выдержали нечеловеческие испытания.

 

Шлинк, Бернхард

Чтец [Текст]: роман: /Б.Шлинк. – СПб.: Азбука,  Азбука-Аттикус, 2015. – 256 с. – (Азбука бестселлер). 16+

Внезапно вспыхнувший роман между пятнадцатилетним подростком, мальчиком из профессорской семьи, и зрелой женщиной так же внезапно оборвался, когда она без предупреждения исчезла из города. Через восемь лет он, теперь уже студент выпускного курса юридического факультета, снова увидел ее  - среди бывших надзирательниц женского концлагеря на процессе против нацистских преступников. Но это не единственная тайна, которая открылась герою романа…

 

 

 Дневник Анны Франк.

 

Нажмите для просмотра

Дневник Анны Франк

 

 

Анна Франк родилась в 1929 году. Она умерла в концлагере, когда ей было 15 лет. Ее дневник, который она вела в Амстердаме, прячась с семьей от нацистов, стал известен всему миру.

Миллионы людей были принесены в жертву человеческой  нетерпимости, зовущейся антисемитизмом. Вся его история есть наглядное доказательство того, какую опасность таят в себе предубеждения, особенно во времена политической нестабильности и социальных потрясений. «Погром», «гетто», «Холокост» - эти слова, пришедшие из разных языков, давно обрели символический смысл, стали трагическими вехами в судьбе еврейского народа, особенно  в годы Второй мировой войны.

         «Я освобождаю вас от химеры, которая называется «совесть», - внушал Гитлер. – Совесть – это изобретение евреев». Чудовищный результат «освобождения от химеры» известен: миллионы людей были уничтожены только за то, что они – «неарийцы». Среди них и девочка из Амстердама по имени Анна Франк, которая стала известна всему миру такими искренними и такими, в сущности, страшными дневниками.

         Анна Франк вела дневник с 12 июня 1942 года до 1 августа 1944-го, когда она услышала по радио «Оранье» выступление Болкестена, министра образования в нидерландском правительстве в эмиграции. Министр сказал, что после войны все свидетельства о страданиях нидерландского народа во время немецкой оккупации должны быть собраны и опубликованы. Для примера, среди других свидетельств, он назвал дневники. Под впечатлением этой речи Анна решила после войны издать книгу, основой которой должен был послужить ее дневник.

         Она начала переписывать и перерабатывать свой дневник, вносила исправления, вычеркивала отрывки, которые казались ей не очень интересными, и по памяти добавляла другие. Одновременно она продолжала вести и первоначальный дневник, который в научном издании 1986 года называется версией «а», в отличие от версии «б» - переработанного, второго дневника. Последняя запись Анны датирована 1 августа 1944 г. 4 августа восьмерых прятавшихся людей арестовала Зеленая полиция.

         В тот же день Мип Хис и Беп Фоскёйл спрятали записи Анны. Мип Хис хранила их в ящике своего письменного стола, и, когда окончательно выяснилось, что Анны больше нет в живых, она передала дневник, не прочитав его, Отто Х. Франку, отцу Анны.

         Отто Франк после долгих размышлений решил выполнить волю покойной дочери и издать записи в виде книги. Для этого из обоих дневников Анны – первоначального (версия «а») и переработанного ею самой (версия «б») – он составил сокращенную версию «с».

         Книга вышла из печати в 1947 году. Тогда еще не было принято непринужденно касаться сексуальных тем, особенно в книгах, адресованных молодежи. Другая важная причина, по которой в книгу не вошли целые фрагменты и некоторые формулировки, заключалась в том, что Отто Франк не хотел вредить памяти жены и товарищей по заточению в Убежище. Анна Франк вела дневник с тринадцати до пятнадцати лет и выражала в этих записках антипатии и возмущение столь же откровенно, как и симпатии.

         Отто Франк скончался в 1980 году. Оригинал дневника своей дочери он завещал Государственному институту военных архивов в Амстердаме. Поскольку начиная с пятидесятых годов постоянно возникали сомнения в подлинности дневника, институт подверг все записи тщательному исследованию. Только после того, как их подлинность была установлена без всяких сомнений, дневники вместе с результатами исследований были опубликованы.

         Фонд Анны Франк в Базеле, который в качестве всеобщего наследника Отто Франка унаследовал также авторские права его дочери, решил на основе всех имеющихся текстов предпринять новое издание. Оно вышло под редакцией писательницы и переводчицы Марьям Пресслер. При этом издание Отто Франка было использовано без сокращений и лишь дополнено отрывками из версий «а» и «б». Текст, представленный Мирьям Пресслер и одобренный Фондом Анны Франк в Базеле, на четверть превышает по объему ранее опубликованную версию и имеет своей целью дать читателю более глубокое представление о внутреннем мире Анны Франк.                                  

Дневник Анны Франк остаётся одной из самых читаемых книг во всём мире. Это свидетельство личной трагедии, книга, которая своей пронзительностью и неподдельным психологизмом не сможет оставить равнодушным ни одного читателя. Даже самые циничные из современных прозаиков (например, француз Фредерик Бегбедер) включают это произведение в свои рейтинги лучших книг ХХ столетия, а также присваивают ему ярлык бестселлера. И в наше время книга продолжает звучать актуально и затрагивает самые тонкие струны души.

Дневник можно рекомендовать широкому кругу читателей: от школьного до пенсионного возраста.

 

Литература

Франк А. Убежище: Дневник в письмах: пер. с нидерл. – М.: Текст, 1999. – 261 с.