ДОРОГА В БОЛЬШУЮ ЛИТЕРАТУРУ

                Анатолий Калинин - удивительный во всех отношениях человек. Личность, круг  интересов которой был обширен и разнообразен. Писатель, поэт, публицист, депутат, общественный деятель...

                Историю новочеркасской журналистики немыслимо представить без этого имени. И хотя свои значимые победы Калинин творил далеко от родного города, именно 30-е годы, ознаменовали начало этого большого творческого пути. Более того, связь с нашей журналистской организацией он не прекращал до своего ухода в 2008 году. Журналисты по-прежнему бывают в Пухляковке у супруги Александры Юлиановны и дочери Натальи Анатольевны.

                Каким был путь Калинина в журналистику в 30-е годы ХХ века?

                В одном из интервью он признаётся: «Не могу достоверно ответить на вопрос о том, когда, как это принято говорить, пробудилась тяга к слову. В детстве все пишут стихи... Если бы не родился на Дону, то и не знаю, потянулся бы потом к перу... Всё то, что здесь окружало с детства, и обжигало, и требовало рассказать кому-то другому...».  

                Его родители перебрались в Новочеркасск в 1930 году, когда Анатолию было 14 лет.  Мама, Евгения Ивановна, преподавала литературу и русский язык, отец, Вениамин Александрович, заведовал средней школой, городским отделом народного образования. До этого им пришлось попутешествовать по донскому краю: хутора Березовка и Фоминка, слобода Тарасовская, станица Каменская, город  Миллерово. Всё это были «шолоховские» места, знакомые читателям первой книги «Тихого Дона». Родители не только хорошо знали их географию, но и были свидетелями описываемого. Время то было горячее: революция, гражданская война на Дону приобретали особые формы.

                Казачье происхождение и проживание на донской земле обусловили близкое знакомство с бытовым укладом и культурой казачества. Позже Калинин вспоминал: «Если то, что обычно принято называть творчеством, начинается с поиска... гармонии музыки жизни с музыкой слова, то где же впервые и можно было вслушаться в эту гармонию, как не в казачьей песне». А песня дома частенько звучала песня. Когда запевали на два голоса отец  с матерью, умолкали все.

                Впечатления раннего детства и стиль жизни семьи определили активную жизненную позицию Калинина. Ему пришлось многое увидеть и так или иначе окунуться в атмосферу тех событий. Он рано повзрослел.  

                Первое знакомство с газетой началось ещё в  Миллерово, в 1928-1929 годах. 12-летний Толя подрабатывал на продаже газет. Продав на рубль, зарабатывал 10 копеек. Получив их в киоске «Союзпечати», не только покупал мороженое, но и  собирал на книги, приобретая их на развалах или у букинистов.

                Он очень много читал. Посещал библиотеки и брал книги у друзей. На всю жизнь останется у него эта привычка: читать книгу с карандашом, делая на полях пометки, выделяя понравившиеся места. Уже тогда мысль его копала глубоко! Здесь же, в Миллерово, произошла и первая проба пера.        Сделаны  первые заметки, которые отосланы  в краевую газету «Ленинские внучата», в «Пионерскую правду». В своих полудетских репортажах он не боялся употреблять слово «казак».

                По мнению самого Анатолия Вениаминовича, всё это, конечно, нельзя было считать началом творчества. Это были далёкие, но очень важные подступы к творчеству. К поиску слова, которые продолжились в Новочеркасске...

                Когда семья обустроилась в городе, Анатолий продолжил своё обучение в семилетке, стал похаживать в редакцию районной газеты «Знамя коммуны». Парня встретили доброжелательно, приметив его самостоятельность, основательность и серьёзность. Увлечение журналистикой всё более захватывало. В свободное время он по заданию редакцию пишет небольшие заметки и вскоре становится редактором газеты «Новочеркасский пионер», которая выходила в городе в 30-е годы при «взрослой» газете.

                Большая часть работы доставалась ему самому. Собирал материалы, редактировал, писал, научился макетировать газету и верстать её. В профессиональном плане  полностью владел допечатным технологическим циклом подготовки издания. Но поскольку  ему было  четырнадцать с небольшим, то газету «в свет» подписывал редактор «Знамени коммуны» Кубарев.  Тираж был  большой по тем временам - тысяча экземпляров!  «Новочеркасский пионер», пожалуй, был тогда единственной в стране городской пионерской газетой.

                После окончания семилетки Анатолий поступает в техникум электрификации сельского хозяйства, продолжая быть нештатным корреспондентом газеты. Увы, проучиться тут пришлось недолго, начались серьёзные проблемы со здоровьем у отца и юноша становится добытчиком средств для семьи. Но сказалось на выборе и сердечное увлечение журналистикой.


                 В 1932 году - не полных шестнадцати лет - его приняли штатным сотрудником в редакцию газеты «Знамя коммуны». Всю свою дальнейшую жизнь Калинин с неизменной любовью вспоминал них  Новочеркасск и его «литературное гнездо» - газету «Знамя коммуны», ведь Калинин-писатель возрастал из Калинина-журналиста.

                 Худенького, черноглазого и черноволосого Толю Калинина ласково называли «Цыганком». На груди юноши, кроме  алого  галстука, был приколот  и значок «КИМ». Пионер-комсомолец. Парень сразу пришёлся ко двору. Он был прирожденным журналистом с цепкой памятью, острым глазом, масштабностью мышления, обязательностью. Все уроки усваивал на лету. Писем в «Знаменку» шло очень много. Вручая их на подготовку в номер, редактор советовал юному газетчику: «Важно сократить, но чтобы суть осталась». Вот тогда он понял цену слову! И не просто понял, а целенаправленно работал, не случайно позже коллеги по писательскому цеху будут называть Калинина «донским Флобером».

                Районная газета стала суровой школой. И хотя Калинин был самым юным сотрудником,  поблажек ему никто не делал. Он выполнял работу наравне со всеми: готовил к печати рабселькоровские заметки, писал свои. Редакция то и дело командирует его в окрестные станицы: Грушевскую, Бессергеневскую, Старочеркасскую,  Багаевскую, на хутора Мишкин, Каныгин и даже в Пухляковский. На задание отправлялся на велосипеде, а то и пешком, когда тот ломался. На подводах подвозили добрые люди. Для газеты требовались оперативные и горячие материалы. Обдумывать их начинал, возвращаясь в Новочеркасск.

                Старые подшивы газеты «Знамя коммуны» за 1932-33 годы о многом рассказывают. Это было саботажное и голодное время -  время борьбы с врагами народа. Чёрной полосой прошли по жизни людей тех поколений эти 30-е годы, опалив сердца несправедливостью и жестокостью. Разорение, ссылка из деревень и сел,  массовая гибель мужиков-трудяг, только-только успевших встать на ноги в годы НЭПа, поверивших в советскую власть. Времена суровые и тяжёлые...

                О чём пишет молодой корреспондент?

                Вот лишь небольшой перечень тем, о которых из его заметок и корреспонденций узнает читатель: вопросы обеспечения пионерлагерей денежными средствами и кадрами, ликвидация ставки на очередность в выполнении финплана по району, немедленный ремонт тракторов и их правильное использование на осеннем севе, разбазаривание хлеба под видом общественного питания,  борьба партии против кулачества и слома саботажа. И все главной темой была сельскохозяйственная, 33-й год был голодным...

                Калинин молод, но справляется с редакционными заданиями, порой за скупыми строчками трудно понять, что чувствовал он, когда видел событие, беседовал с людьми, когда готовил свои заметки или корреспонденции. Не со всем мог согласиться, не всё мог принять, однако чётко следовал одному из главных правил газетчика, усвоенных на всю жизнь,  - непредвзятости в подаче материалов. Конечно, пока они в основном информационны, но в них уже всё чаще проступают очерковые элементы, информация подаётся через характеристику человека. Калинин много работает, оценивая то время такими словами: «Я писал каждый день. Не было такой темы, которую бы я не затронул».

                В декабре 1932 года появляется первая зарисовка о подвиге железнодорожника-сигналиста Киселёва. Идёт  художественное описание эмоций человека, стоящего перед выбором: остаться на посту, выполнив долг чести пролетария или броситься спасать дом и семью от начавшегося пожара. Этот материал можно считать точкой отсчёта, рождением журналиста, мастера художественного очерка Анатолия Вениаминовича Калинина.

                Между тем в стране идёт не только объявленная чистка партии, а и постоянные кадровые перестановки. Не избежала таких корректировок и редакция «Знамени коммуны». На смену редактору Кубареву приходит Янсон. В январе 1933 года его сменяет Гладков. Но уже в марте газету подписывает новый редактор - Хорев.

                С именем Петра Алексеевича Хорева в жизни Анатолия Калинина связано немало добрых воспоминаний. Был он родом из Ленинграда, образованнейший и замечательный человек, лёгкое и умное перо. Много дал молодому журналисту в профессиональном плане, став его другом и учителем одновременно, брал его с собой в поездки по краю, учил личным примером, тактично наставлял как старший и более опытный коллега. Калинин вспоминал Хорева с благодарностью судьбе, за то, что свела его с таким удивительным человеком.

                Эти уроки и взаимоотношения не прошли даром. Формируется Калинин - тонкий рассказчик, умело использующий художественную деталь, с любовью передающий оттенки настроения людей, умеющий несколькими штрихами охарактеризовать своих героев... В будущих произведениях Калинина на первый план всегда будет выходить нравственный мир человека - таинственно-прекрасная сторона  жизни, скрытая от беглого взгляда, которая, по его мнению,  и является главной.


                Районные дороги впадали в большую, ширилось поле познания, впечатлений, ковался характер и внутреннее «я». К концу 1933 года ему становится в Новочеркасске тесно. Он отправил свой очерк «Парит земля» в  краевую газету «Молот» и стал победителем конкурса. Не раз уходили корреспонденции в Москву,  в «Комсомольскую правду». 

                Раннее вступление на путь газетчика, целенаправленность поисков, бесповоротность решения служить народу своим оружием - словом -  всё это предопределило жизненный и творческий путь Калинина задолго до того, как он стал автором широко известных произведений.  Он был ярким представителем того славного поколения, особенностью которого ранее мужание, зрелость, самостоянье. Жило оно жадно, ненасытно и восторженно!



                Вместе с заместителем редактора «Знамени коммуны» Николаем Гладковым Калинин отправляется в 1934 на полгода на Кубань. В станице Отрадной работает ответственным секретарём районной газеты «Красное знамя». Вновь возвращается в Новочеркасск, но уже не надолго. На этот раз его сманул ставший после Хорева главным редактором «Знаменки» Захаров, которого пригласили в Нальчик редактировать газету «Социалистическая Кабардино-Балкария». Какое-то время Анатолий Вениаминович работал в ней, писал также очерки и репортажи в «Комсомолку»... И в  очередной раз в Новочеркасск он уже вернулся корреспондентом «Комсомольской правды»... В 1935 году слово девятнадцатилетнего Калинина зазвучало на всю страну.

                На Дону Калинина называли последним представителем «донской литературной роты», в которую входили и его друзья  Михаил Шолохов и Виталий Закрукин. Но именно в Новочеркасске, городе с богатыми казачьими традициями и своей - особенно чуткой к искусству, литературе - интеллигенцией развернулся и окреп талант Анатолия Калинина. Сам он так напишет позже в своей автобиографии: «Новочеркасск дал мне много во всех отношениях». По сути дела, Новочеркасск стал стартовой площадкой в большую журналистику и большую литературу.

Женета Гридасова.

Фото: из архива семьи Калининых.

 

 

 

 


Threesome