Вклад донских казаков в освобождение Болгарии


В период войны 1877—1878 гг. с Дона в общей сложности было мобилизовано 53 полка и 24 батареи, причем, больше половины их приняло непосредственное участие в боевых действиях на Балканском театре войны. В численном отношении участие донских казачьих частей в войне 1877—1878 гг. было самым значительным из всех русско-турецких войн XIX века. Причем, на этот раз казачьи части были сосредоточены на одном, главном, Балканском театре военных действий

Находясь на всех участках Балканского фронта, донские казаки выполняли в этой войне самые разнообразные функции. Они были незаменимыми разведчиками, охраняли русские войска от нападения врага, совершали лихие налеты в тыл турок для порчи телеграфа, железных дорог; сеяли панику, перехватывали пути отхода врага. Не раз донские казаки стремительным броском приходили на помощь мирному болгарскому населению, спасая его от истязаний турецких солдат. Наряду с этим казаки в составе главных сил участвовали во всех важнейших сражениях.

Английский журнал «Nature» отмечал »в 1877 г., что казаки «замечательно проворны и необычайно смелы, легко вооружены, имеют хороших лошадей» Не менее высоко оценивала пресса того времени и аванпостную службу казаков. Так, например, корреспондент «Санкт-Петербургских ведомостей» в письме из г. Сельви, называя казаков «самым полезным и выгодным войском», писал: «Обладая зорким глазом, чутким слухом и замечательной бдительностью, казаки незаменимы на аванпостной службе. О лихой храбрости в столкновении с неприятелем не буду и говорить».

Барбошский мост, Браилов, древняя столица Болгарии Тырново, Ловча, гора Бедек, Плевна, Мечка, Трестеник, Уфлани, Шипка, Шейново, Караджиляр — вот только некоторые места, где донские казаки особенно отличились.

Еще 12 апреля 1877 г., в день объявления войны, сотня казаков 21-го донского полка совершила первый подвит, проделав за сутки сто верст и захватив стремительным ударом, на виду у растерявшихся турок, Барбошский мост, имевший большое стратегическое значение. Захват этого моста обеспечил быстрое продвижение основных сил русской армии, которая сосредоточилась затем вдоль левого берега Дуная.

После форсирования Дуная казаки 21-го полка, войдя вместе с 26-м и 30-м Донскими полками, 10-й и 15-й конно-артиллерийскими батареями в состав Передового 1 отряда генерала И. В. Гурко, вновь продемонстрировали выдающееся воинское (мастерство, выносливость, умение действовать в чрезвычайно сложных условиях горной местности, приобретенное еще в период войны на Кавказе. Не отставали от них и казаки других полков Пере­дового отряда.

Отмечается мужество, выносливость войск Передового отряда, в том числе донских казаков, проявленные ими во время движения по Балканам.

Донские казаки первыми вступили в древнюю столицу Болгарии — город Тырново.

В сообщении с театра военных действий, опубликованном в приложении к № 447 «Всемирной иллюстрации», указывалось: «Тырново было занято сотнею казаков 26-го полка, которую провел по улицам урядник Церетелев, знакомый еще прежде со внутренним расположением города».

Эта сотня, как и позже вступившие в город основные силы Передового отряда, была восторженно встречена высыпавшими на улицу жителями города, радостно приветствовавшими казаков, как своих освободителей.

«Невозможно описать восторг болгар при входе наших войск в Тырново, — сообщал генерал Гурко. — Все жители вышли к вам навстречу».

Когда Передовой отряд вышел из Тырнова и направился к Хайнкиойскому перевалу, генерал Гурко поручил донским казакам отвлечь возможно большее число турецких войск от действительного пути отряда. 30-й Донской казачий полк умело ввел неприятеля в заблуждение и отвлек на себя под Габрово крупные силы турок. Затем этот полк, вместе с Орловским пехотным полком, принял участие во взятии Шипки. Описывая подробности взятия Шипки небольшим русским отрядом, полковник Струков отмечал в письме к главнокомандующему: «Нет худу без добра, кровь павших орловцев и казаков 30-го полка искупила много другой крови, которая полилась бы при иных условиях, если бы пришлось штурмовать... Деятельность и знания казака Давыдова-Орлова (командира 30-го Донского казачьего полка) примерные. Все их рекогносцировки оказались верны…».

Тот же полковник Струков несколько раньше (3 июля 1877 г.) в другом письме к главнокомандующему сообщил: «Орлов и его полк (30-й Донской казачий) отлично действуют; отличаются бдительностью и верностью сведений, а к тому же неутомимы».

Донося о ходе боев у Шипки, командир 30-го Донского казачьего полка писал войсковому наказному атаману: «5 июля вверенного мне полка 2-й сотни 70 человек под начальством сотника Галдина и хорунжего Долгова, спешенные шли в голове колонн, состоящих из 2 рот Орловского пехотного полка, идущих на штурм Балканского перевала на высотах горы Бердек и защищаемого двумя таборами регулярной турецкой пехоты. При выходе из леса, первыми развернулись и бросились на штурм казаки 2-й сотни и, несмотря на страшный ружейный огонь неприятеля, без выстрела достигли неприятельских ложементов и первыми вскочили в крайний ложемент, выбили прикладами турок и удержались... Всем отрядом были взяты высоты. После часовой рукопашной схватки неприятель, разбитый совершенно, бежал, оставив в наших руках до 200 тел, весь лагерь и много оружия».

В то время, как 30-й Донской полк отвлекал на себя турецкие войска под Габрово, другой казачий полк находился в районе Елена—Беброво. Умелые действия этих полков дезориентировали турок и обеспечили отряду генерала Гурко внезапное появление в том месте Балкан, где его никто не ожидал. Преодолев малодоступный Хайнкиойский перевал, Передовой отряд спустился в долину реки Тунджи, чем вызвал панику в лагере турок.

На столбе, поставленном в память перехода Балкан Передовым отрядом генерала Гурко, были вырезаны в числе других и фамилии донских казаков, которые, будучи в составе конно-пионерного отряда, первыми преодолели эти горные кручи.

В отряде генерала Гурко донские казаки сражались плечом к плечу с болгарскими ополченцами, и именно здесь, в тягчайших условиях форсирования Балкан, в неравной борьбе с превосходящими силами Сулеймана-паши в «Долине роз» совместно пролитой кровью было скреплено их боевое содружество.

Как и другие русские войска, донские казаки не раз оказывали помощь болгарским дружинникам в самые тяжелые минуты их боевой жизни. Например, у деревни Зеленое Древо две болгарские дружины во время сна могли быть полностью перерезаны неожиданно напавшими врагами, если бы донские казаки, стоявшие в двух верстах, своевременно не пришли на помощь и не отбросили черкесов, нанеся им огромный урон.

Много раз казакам 21-го, 26-го, 30-го Донских полков, находившихся за Балканами, приходилось мчаться во весь опор к отдаленным болгарским селениям, чтобы положить конец бесчинствам турецких солдат и избавить мирное болгарское население от зверств, чинимых врагом. Добрая молва о донских казаках быстро распространилась среди болгарского населения и каждый раз, когда тому или иному селению угрожала опасность со стороны турок, черкесов или башибузуков, болгары немедленно обращались к русскому командованию с просьбой выслать на помощь казаков. Так, в частности, в начале июля 1877 г. жители города Калофера обратились к начальнику авангарда Габровского отряда генерал-майору М. Д. Скобелеву с письмом, в котором писали: «... молим вас проводить нам на помощь часть от вашей авангвардии казацы для предохранения нашего города от других бег­лецов-турок, которые проедут отсюда».

Одновременно жители этого города обратились к командиру одного из донских казачьих полков со следующим письмом: «Ваше высокоблагородие, господин кап. Донского полка! Умоляем всепокорнейше вас, все мы, жители Калофера, что бы вы отправили к нам сейчас несколько солдатов на встречу черкесов, едумых, как говорят, около 100 человек, и этим вы так много обяжете нас всех спасением города и жителей его, что мы вечно будем признательными вам...

Честь имеем прибыть вашего высокоблагородия всепокорнейше слуги, жители города Калофера. Калофер, 1877 г., июля 10 дня».

Немало славных дел совершили донские казаки в боях за Плевну. За много дней до начала боев под Плевной, 25 июня 1877 г., по приказанию генерала Гурко в этой крепости побывала полусотня 30-го Донского казачьего полка под командованием есаула Авафаньева. Захватив врасплох и обезоружив одну за другой две полуроты турецкой пехоты, казаки вернулись в г. Тырново 27 июня, проделав за 3 дня 250 верст.

В тяжелых плевненских боях вместе с другими русскими частями участвовали 9-й и 34-й Донские казачьи полки, 2, 4 и 8-я донские конно-артиллерийские батареи и др. В этих боях, вначале в условиях изнуряющей жары, а затем осенней распутицы, донские казаки еще раз показали свое умение одинаково хорошо действовать при любых, зачастую самых неблагоприятных обстоятельствах.

Особенно успешными были действия 9-го Донского казачьего полка. 7 июля, в день первого штурма Плевны, этот полк наступал на крайнем правом фланге, в 6—7 верстах от пехоты. Заметив выстрелы в колонне генерал-лейтенанта Шильдер-Шульднера, казаки бросились на помощь пехоте и, так как местность здесь не позволяла развернуть действия конницы, они, заняв опушку рощи, сражались в спешенном строю.

По окончании этого боя полк остался на правом фланге и занял своими аванпостами все пространство от пехоты до реки Вид.

8 июля турки сами перешли в наступление. Это было сразу замечено казаками 9-го полка. Полковник Нагибин немедленно поднял полк, а 2 сотни, находившиеся на аванпостах, собрались и заняли в пешем строю опушку леса; в дальнейшем спешенная цепь казаков все более усиливалась и вела все время стрелковый бой, причем часть цепи сумела даже податься вперед. Когда же турки усилили свои атаки против правого фланга пехоты, казаки вместе с подошедшими к ним на помощь 2 ротами пехоты и 2 полевыми орудиями решительными действиями отбили противника.

«Оказав во время боя такое существенное содействие своей пехоте, — писал известный дореволюционный историк конницы П. Баженов, — 9-й Донской казачий полк еще большую услугу оказал ей, прикрывая ее отступление».

Историк Ф. Жемайтис, оценивая действия конницы во время борьбы за Плевну, отмечал в своей статье-конспекте, что «при неудаче штурма конница должна была действовать так, как действовал 9-й Донской казачий полк при первом штурме Плевны».

Удачно действовали казаки в отряде генерала Скобелева, штурмовавшем Плевну с юга. В ходе второго штурма крепости казаки несколько раз ходили в конные атаки на турецкую пехоту и в тесном взаимодействии со своими пешими частями отбивали натиск противника.

Во время прогремевшей на весь мир героической обороны Шипки особенно прославился 23-й Донской казачий полк, отличившийся еще при форсировании Дуная у Зимницы. Находясь в первом эшелоне русских войск, начавших переправляться через Дунай, полусотня этого полка, повредила турецкий телеграф, а затем, спешившись, сражалась вместе с другими передовыми частями до подхода подкрепления.

1-я, 2-я и 5-я сотни 23-го полка были в числе защитников Шипкинского перевала, на которых, до подхода 4-й стрелковой бригады, обрушился страшный удар во много раз превосходивших по численности турецких войск Сулеймана-паши. Сражавшиеся бок о бок с болгарскими ополченцами русские солдаты, в том числе донские казаки, проявили чудеса героизма, отражая решительными контратаками натиск врага.

Особенно тяжело пришлось оборонявшимся 11 августа, и только беспримерная храбрость русских и болгар-ополченцев позволила продержаться до подхода подкреплений, переброшенных сюда на лошадях донских казаков.

Вместе с сотнями 23-го полка в обороне Шипкинского перевала участвовал 1-й взвод 10-й донской казачьей батареи.

Генерал Радецкий, характеризуя действия донских казаков в дни самых напряженных шипкинских боев, сказал: «Спасибо, донцы! Если бы они не продержались до прихода стрелков, было бы плохо». Эта скупая похвала из уст человека, руководившего обороной Балкан, была для казаков выше всяких официальных наград.

В конце декабря 1877 г. русские войска, находившиеся на Балканах, перешли в наступление с тем, чтобы окружить турецкие войска, расположенные на южных склонах гор и выйти на юг, по направлению к Константинополю. В составе русских колонн, атаковавших Шипку с фронта, а также двигавшихся в обход ее через Иметлийский и Травненский перевалы, находилось несколько донских полков!

Преодолевать Балканы приходилось в тяжелейших условиях. «Подъемы были так круты, что почти все время приходилось идти пешком, держась за стремя, гриву или хвост лошади. Кони падали на колена. Люди, коченея от холода, стремительно уставали — и многие просто тянулись за конем, продев руку по локоть в стремя и привязав пику к поясному ремню».

На Травненском (Троянском) перевале действовал отряд генерал-лейтенанта Карцева, в составе которого был 30-й Донской казачий полк. «21 декабря, — сообщал на Дон командир 30-го полка, — по телеграмме генерал-лейтенанта Карцева, полк выступил в г. Троян, откуда в ночь с 22 на 23-е выступил на Троянский перевал. 23-го в сумерках был подступ к неприятельским укреплениям, где сотни действовали в пешем строю... 26-го по диспозиции командовавшего передовым отрядом графа Татищева я был назначен вести левую обходную колонну. При мне находились первые 4 сотни, остальные 2 остались при центральной колонне. После выбития неприятеля из боковых укреплений, мною были посланы три сотни для пре­следования его по спуску в долину Тунджи. Несмотря на почти отвесный спуск по тропинкам в поларшина шириною, по сторчевым каменьям, сотни эти по пятам преследовали неприятеля. Спустившись, они хотели занять дер. Карнаре, но были встречены турецкой пехотой, которая открыла сильный ружейный огонь. По приказанию майора Грузинова казаки спешились и, поддержанные стрелками нашей пехоты, выбили неприятеля из крайней изгороди и по приказанию же майора Грузинова бросились за бегущим неприятелем в конном строю с гиком по деревне. В деревне и за деревней казаки много порубили и покололи пиками; у нас потеря — два казака убито, 2 ранено, 1 контужен, 2 лошади убито, 5 ранено; у турок захватили 20 человек пленных и турецкого офицера, отбили знамя, два значка, большое количество патронов, снарядов, огромные обозы, множество скота...»

В числе донских полков, перешедших в наступление, был полк № 9, сражавшийся под Плевной, и полк № 23, прославившийся в первые  дни шипкинских оборонительных боев. Эти полки сыграли важную роль в ликвидации значительной группировки турецких войск во время сражения у Шипки — Шейново. Они должны были охранять войска от нападения с юга, а при благоприятных обстоятельствах обойти врага и напасть на него с тыла. Эту задачу донские казаки блестяще выполнили. Решительным рывком 9-й и 23-й Донские полки пробились навстречу друг другу и соединились недалеко от расположения 5-й болгарской дружины, отрезав туркам последний путь отступления. Неся огромные потери от наседавших русских войск и убедившись, что пути отступления в результате соединения донских полков отрезаны, Вессель-паша, командовавший турецкими частями, вынужден был капитулировать. Русские войска взяли большое число пленных, множество орудий и другого вооружения. Дорога на юг была открыта.

Начальник Иметлийского отряда генерал Скобелев высоко оценил физическую подготовку и боевые действия донских казачьих частей во время сражения у Шипки— Шейново. Сообщая командиру 8-го армейского корпуса генералу Радецкому о ходе сосредоточения войск для боя, он писал в донесении от 3 января 1878 г.: «Уже в долине встретил я две сотни Донского № 9 казачьего полка (27 декабря) под командой есаула Студеникина, только что прибывшего. Сотни эти выступили 24-го вечером из Топлеша и после неимоверных трудов, без дорог и при страшно глубоком снеге, прошли к вечеру 26 декабря по кружной дороге пространство более чем в 30 верст, не имея при этом ни одного отсталого»

Описывая заключительную часть Шипко-Шейновского сражения, Скобелев отмечал: «... казачий № 1 полк под руководством самого начальника дивизии генерал-лейтенанта Дохтурова, обскакав деревню Шейново с тыла, лихо атаковал бегущего неприятеля и оставил на поле несколько сот неприятельских тел, взяв при этом около шести таборов в плен и два знамени».

Преследуя отступающие турецкие войска, русские части продвигались на юг. В эти дни, когда требовалась большая быстрота движения, умелое маневрирование, внезапность удара, казачья конница, издавна отличавшаяся этими качествами, сыграла значительную роль. Казаки постоянно «висели» на хвосте бегущих турецких войск, неожиданными маневрами обходили их, проскакивая вперед и отрезая пути отхода, внося еще большую панику в ряды и без того деморализованных турок.

В боях за Балканами особенно, отличился 30-й Донской казачий полк. 6 января 1878 г. отступавшая армия Сулеймана-паши, выйдя из г. Караджиляр, оставила там под охраной 5 таборов свою артиллерию. 30-й Донской полк, возглавлявший русские кавалерийские части, ворвавшись в Караджиляр, быстро опрокинул и обратил в бегство турецкую пехоту, составлявшую прикрытие, а затем и прислугу орудий. Казаки отбили у турок 36 орудий, а затем еще несколько.

В январе 1878 г., когда русские находились в нескольких переходах от Константинополя, турецкое правительство запросило перемирия. Русская армия в тесном боевом сотрудничестве с болгарскими ополченцами, румынскими и сербскими частями, одержала победу. Этому способствовали успешные действия всех родов войск русской армии, в том числе казачьих частей.

Казачьи части в целом оказались более приспособленными к специфическим, тяжелым природным условиям Балканского театра военных действий, чем регулярная кавалерия, более знакомыми с местностью, с противником, более подготовленными к действиям в конном и пешем строю. Казаки продемонстрировали большое умение вести стрельбу с хода, с коня.

Широкую популярность приобрели казаки как отличные разведчики, одинаково умело проводившие и ближний поиск, и дальние рейды во вражеские тылы. Донские казаки зарекомендовали себя физически крепкими, выносливыми воинами. Кроме того, война показала высокий нравственный уровень казачества. Известны случаи, когда казаки привозили с собой на Дон болгарских сирот, подобранных в ходе боевых действий.

Сражаясь с турками в составе русской армии, донские казаки помогали болгарскому народу завоевать национальную независимость и самостоятельность. Болгарский народ свято чтит память своих освободителей, в том числе донских казаков.

 

Информация подготовлена по книгам:

Из истории Дона (ХVII-ХХ вв) : сб. статей. Вып. 1 / отв. ред. К. А. Хмелевский. – Ростов н/Д : Ростиздат, 1956. – 209 с.

История донского казачества : учеб. пособие / отв. ред. А. В. Венков. – Ростов н/Д : изд-во Рост. ун-та, 2001. – 382 с.

 

 


Threesome