Литературная гостиная «Все волновало нежный ум»

(для читателей 14-16 лет)

 

Библиотекарь: Литература дает нам огромный, обширный и глубокий опыт жизни. Она развивает в человеке чувство красоты – красоты жизни, добрых поступков и добрых чувств. Она служит нам проводником в другие эпохи, раскрывает перед нами сердца людей, делает нас мудрее.

Сегодня мы обратимся к русской литературе XIX века. Это золотой век русской литературы. Это век Пушкина и Лермонтова, Жуковского и Рылеева, Крылова и Грибоедова, Гоголя и Тургенева, Достоевского и Толстого. Целая плеяда талантливых писателей и поэтов.

Русская литература того времени выходит за национальные рамки и заставляет говорить о себе всю Европу, весь мир. Русских писателей не только знают и читают на западе, но и учатся у них.

Сегодня мы обратимся к творчеству А.С. Грибоедова и его бессмертной комедии «Горе от ума».

Ведущий 1: А.С. Грибоедов (1794-1829) вошел в литературу как автор комедии «Горе от ума». В течение своей жизни он написал и другие произведения – комедии «Молодые супруги» и «Притворная неверность», писал стихи, но ни одно из них не может сравниться с «Горем от ума». Грибоедов был разносторонне одаренным человеком. Кроме литературного дара, он сочинял музыку, играл на фортепиано, органе, флейте, был известен как дипломат, общественный деятель, администратор, предприниматель, ученый, историк… Он был умен, обаятелен и интересен в общении.

Грибоедов начал писать комедию «Горе от ума» в Тифлисе в 1822 году, а в 1824 году она была окончена. Однако напечатать ее и, тем более, поставить ее на сцене не было возможным из-за политического свободомыслия произведения. В печати при жизни поэта появились только небольшие отрывки из комедии, да и то в сильно измененном по требованию цензуры виде. Несмотря на это, комедия расходилась в списках, ее читали, обсуждали, вокруг нее разгорались споры, особенный успех комедия имела в декабристской среде. Комедия впервые была разрешена к печати в 1831 году, через два года после гибели поэта. Тогда же она впервые была сыграна на сцене в Петербурге и Москве.

Ведущий 2: Вот как отзывались современники о творении А.С. Грибоедова.

Пушкин А.С.: «Комедия Грибоедова является лучшей из всего русского театра»… «Половина стихов комедии должны войти в пословицу»… «Слушая комедию, я наслаждался»… «Его рукописная комедия произвела неописуемое действие и вдруг поставила его наряду с первыми нашими поэтами».

Бестужев-Марлинский А.А.: «Это феномен, какого не видели со времен «Недоросля».

Белинский В.Г.: «Горе от ума» - самое могучее проявление русского духа».

В комедии «Горе от ума» («Горе уму» - первое название комедии) почти каждая эпоха находит что-то свое. В основе произведения лежат два острых конфликта – психологический, личный (любовь Чацкого к Софье) и общественный (Чацкий и фамусовское общество).

Ведущий 3: Вот как сам Грибоедов говорил об образах Чацкого и Софьи.

Она – девушка сама не глупая, а предпочитает дурака умному человеку. Она умна, остроумна, насмешлива, она истинная дочь своего отца. С Чацким ей беспокойно, неуютно, а с Молчалиным наоборот, совсем спокойно. Она не хочет ничего менять в своей жизни, в своих мечтах о будущем.

Он – пылкий, непосредственный, способный на глубокие переживания, умный, честный, образованный, не равнодушный к истине человек. Влюблен в Софью и не может понять холодного отношения ее к себе, растерян, строит догадки, влюблена ли она в другого и кто он. Узнав, что это Молчалин, Чацкий потрясен. Он гневно говорит о своих чувствах Софье, а еще больше о московском свете, в котором ему нет места и, в плену которого он оказался. 

Библиотекарь: Сейчас мы с вами посмотрим инсценировку отрывка из комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума», в которой как раз показан этот личный, психологический конфликт между Чацким и Софьей.

 

Действующие лица: Софья Павловна, Александр Чацкий, Лизанька.

 

(Лиза спит, вдруг просыпается, встает с кресел, оглядывается.)

 

Лиза: Светает!.. Ах! Как скоро ночь минула!

 Вчера просилась спать – отказ.

 «Ждем друга». – Нужен глаз да глаз.

 Не спи, покудова не скатишься со стула.

 Теперь вот только что вздремнула, (потягивается)

 Уж день!.. Сказать им…

(Смотрит на дверь в комнату Софьи, стучится.)

 Господа,

 Эй, Софья Павловна, беда:

 Зашла беседа ваша за ночь;

 Вы глухи? – Алексей Степаныч!

 Сударыня!.. – И страх их не берет!

(Отходит от дверей.)

 Быть может, батюшка войдет!

(Опять к дверям.)

 Да расходитесь. Утро. – Что-с?

Софья (из-за двери): Который час?

Лиза: Все в доме поднялось.

Софья: Который час?

Лиза: Седьмой, осьмой, девятый.

Софья: Неправда.

Лиза: Ах! Амур проклятый! (сердится)

 И слышат, не хотят понять,

 Переведу часы, хоть знаю: будет гонка,

 Заставлю их играть.

(Лезет на стул, передвигает стрелку. Часы бьют и играют.

Входит    Софья, со свечой в руках.)

Софья: Что, Лиза на тебя напало?

    Шумишь…

Лиза: Конечно, вам расстаться тяжело с Молчалиным?

 До света запершись, и кажется все мало?

Софья: Ах, в самом деле рассвело!

(Тушит свечу и ставит ее на стол.)

Лиза: А в доме стук, ходьба, метут и убирают.

Софья: Счастливые часов не наблюдают.

Лиза: Бог весть, Сударыня, мое ли это дело?

Софья: Возьмет он руку, к сердцу жмет,

 Из глубины души вздохнет,

 Ни слова вольного, и так вся ночь проходит,

 Рука с рукой, и глаз с меня не сводит. –

(Лиза смеется.)

 Смеешься! Можно ли! Чем повод подала

 Тебе я к хохоту такому!

(Лиза хохоча, убегает. Возвращается с докладом.)

Лиза: К вам Александр Андреич Чацкий (наигранно важно уходит).

Чацкий: Чуть свет – уж на ногах! И я у ваших ног (падает на колено)

 Что ж, рады? Нет? (целует руку, встает)

 В лицо мне  посмотрите. Удивлены? И только? Вот прием!

Софья: Ах! Чацкий, я вам очень рада (наигранно безразлично)

Чацкий: Вы рады? В добрый час.

 Однако искренно, кто ж радуется эдак?

 Ах! Боже мой! Ужли я здесь опять,

 В Москве! У вас! Да как же вас узнать!

Софья:  Ребячество!

Чацкий: Да-с, а теперь,

 В семнадцать лет вы расцвели прелестно,

 Неподражаемо, и это вам известно,

 И потому скромны, не смотрите на свет.

 Не влюблены ли вы? Прошу мне дать ответ,

 Без думы, полноте смущаться.

Софья: Да хоть кого смутят

 Вопросы быстрые и любопытный взгляд…

Чацкий: Помилуйте, не вам, чему же удивляться?

 Что нового покажет мне Москва?

 Вчера был бал, а завтра будет два.

 Тот сватался – успел, а тот дал промах,

 Все тот же толк, и те ж стихи в альбомах.

Софья: Гоненье на Москву. Что значит видеть свет!

  Где ж лучше?

Чацкий: Где нас нет.

Софья (в сторону): Не человек, змея! (громко и принужденно):

Хочу у вас спросить:

Случалось ли, чтоб вы, смеясь? Или в печали?

Ошибкою? Добро о ком-нибудь сказали?

Хоть не теперь, а в детстве, может быть.

(Минутное молчание.)

Чацкий:  Послушайте, ужли слова мои все колки?

И клонятся к чьему-нибудь вреду?

Но если так: ум с сердцем не в ладу.

Я в чудаках иному чуду

Раз посмеюсь, потом забуду:

Велите ж мне в огонь: пойду как на обед.

Софья: Да, хорошо – сгорите, если ж нет?

Чацкий: Простите; я спешил скорее видеть вас,

 Не заезжал домой. Прощайте! Через час

 Явлюсь, подробности малейшей не забуду;

 Вам первым расскажу, вы потом рассказывайте всюду.

 (уходя) Как хороша!

(Софья сидит, задумавшись. Входит Лиза.)

Софья: Была у батюшки, там нету никого.

 Сегодня я больна и не пойду обедать,

 Скажи Молчалину и позови его,

 Чтоб он пришел меня проведать. (Уходит)

Лиза: Ну, люди в здешней стороне!

 Она к нему, к Молчалину, а он ко мне уж пристает,

 А я … одна лишь я любви до смерти трушу, -

 А как не полюбить буфетчика Петрушу! (Уходит.)

(Появляется Чацкий, оглядывается по сторонам.)

Чацкий: Дождусь ее и вынужу признанье!

 Кто наконец ей мил? Молчалин! Скалозуб!

 Молчалин прежде был так глуп!..

 Жалчайшее созданье! (Входит Софья.)

 Вы здесь? Я очень рад.

 Я этого желал.

Софья (в сторону): И очень невпопад.

Чацкий: Конечно, не меня искали?

Софья: Я не искала вас.

Чацкий: Ах! Софья! Софья! Неужели Молчалин избран ей!

 А чем не муж? Ума в нем только мало…

Софья: Конечно, нет в нем этого ума,

 Что гений для иных, а для иных чума.

 Уступчив, скромен, тих.

 А я люблю таких.

Чацкий (в сторону): Шалит, она его не любит.

(Вслух): Кто разгадает вас?

(Появляется Лиза.)

Лиза (шепотом Софье):

Сударыня, за мной сейчас

К вам Алексей Степаныч будет.

Софья (Чацкому): Простите, надобно идти мне поскорей.

(Софья уходит, за ней убегает Лиза.)

Чацкий: К чему обманывать мне самого?

 Звала Молчалина, вот комната его.

 Буду здесь, и не смыкаю глазу,

 Хоть до утра. Уж коли горе пить,

 Так лучше сразу… (Слышит шаги, прячется.)

(Входит Лиза.)

Лиза: Ах мочи нет! Робею!

 В пустые сени! В ночь! Боишься домовых,

 Боишься и людей живых.

 Мучительница – барышня, Бог с нею,

 Вишь, показался ей он где-то здесь внизу.

(Осматривается.)

 Да! Как же! По сеням бродить ему охота!

 Он, чай, давно уж за ворота,

 Любовь на завтра приберег,

 Домой, и спать залег.

(Стучится к Молчалину.)

 Послушайте-с. Извольте-ка проснуться.

 Вас кличет барышня, вас барышня зовет.

 Да поскорей, чтоб не застали.

(Появляется Софья.)

Софья: Ну что же. Лиза, где Молчалин?

(Чацкий выбегает из укрытия.)

Чацкий: Вы здесь, притворщица!

Лиза и Софья: Ах! Ах!

(Софья падает в обморок, Лиза обмахивает хозяйку веером.)

Чацкий: Скорее в обморок, теперь оно в порядке,

 Важнее давишной причина есть тому,

 Вот наконец решение загадке!

 Вот я пожертвован кому!

Софья (вся в слезах): Не продолжайте, я виню себя кругом.

 Но кто бы думать мог, чтоб был он так коварен!

 В любви мне объяснялся, а искал любви со служанкой.

Чацкий (после некоторого молчания)

Не образумлюсь… виноват,

И слушаю, не понимаю,

Как будто все еще мне объяснить хотят.

Растерян мыслями… чего-то ожидаю.

(С жаром.)

Слепец! Я в ком искал награду всех трудов!

Спешил!.. летел! Дрожал! Вот счастье, думал, близко.

Пред кем я давеча так страстно и так низко

Был расточитель нежных слов!

А вы! о Боже мой! Кого себе избрали?

Когда подумаю, кого вы предпочли!

Зачем меня надеждой завлекли?

Зачем мне прямо не сказали,

Что все прошедшее вы обратили в смех?!

Что память даже вам постыла

Тех чувств, в обоих нас движений сердца тех,

Которые во мне ни даль не охладила,

Ни развлечения, ни перемена мест.

Дышал, и ими жил, был занят беспрерывно!

Сказали бы, что вам внезапный мой приезд,

Мой вид, мои слова, поступки – все противно, -

Я с вами тот час бы сношения пресек

И перед тем, как навсегда расстаться,

Не стал бы очень довиваться,

Кто этот вам любезный человек?..

(Насмешливо.)

Вы помиритесь с ним, по размышленьи зрелом.

Себя крушить, и для чего!

Подумайте, всегда вы можете его

Беречь, и пеленать, и спосылать за делом.

Муж-мальчик, муж-слуга, из жениных пажей - 

Высокий идеал московских всех мужей. –

Довольно!.. с вами я горжусь своим разрывом.

Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок.

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

Где оскорбленному есть чувству уголок!..

Карету мне, карету! (Убегает.)

 

(Софья протягивает руки вслед ему. Лиза ее успокаивает)

 

(Звучит вальс А.С.Грибоедова)

 

 

Использованная литература

 

Грибоедов А. С. Горе от ума: пьеса / А.С. Грибоедов. – М.: Эксмо, 2012. – 192с. – (Классика в школе).

 

Подготовила Башкирова И.Г., главный библиотекарь.